December 3rd, 2010

Ермолов о вывозе пшеницы

Некоторое время назад я уже цитировал здесь мнение будущего министра земледелия А.С.Ермолова от так называемых «справных хозяевах»: http://pyhalov.livejournal.com/4331.html

А вот выдержка из другой его работы:

В отношении вывоза пшеницы мы еще до половины 70-х годов стояли впереди Америки, но уже начиная с 1874 г. стали все более и более отходить на второй план, и в настоящее время наш отпуск составляет едва 3/5, американского. Правда, в самые последние годы замечается опять как бы некоторый поворот в нашу пользу, вследствие довольно значительного ослабления вывоза пшеницы из Америки и, наоборот, усиления вывоза из России, но тем не менее едва ли этим обстоятельством можно увлекаться и строить на нем какие бы то ни было радужные надежды. Так, мы уже доказали, что Россия вывозит около 1/2 своего чистого сбора пшеницы. Америка же только около 1/3; за вычетом вывоза в Америке остается около 10 пудов пшеницы на душу населения, а в России едва 3 пуда (считая в том числе в обоих случаях и количество, потребное на посев); следовательно, Россия напрягает в отношении пшеницы свою вывозную способность гораздо более, чем Соединенные Штаты; потребность американского населения в пшенице, можно сказать, с избытком удовлетворена, между тем как у нас самое потребление пшеницы составляет еще в огромном большинстве случаев роскошь для населения. При таких условиях значительное увеличение вывоза пшеницы из России может иметь место лишь в двух случаях: при значительном возрастании площади земли под пшеницей и увеличении ее урожайности, к чему мы постепенно и идем, но это путь медленный и на нем мы, вероятно, всегда будем отставать от Америки, которая имеет пред нами в этом отношении множество преимуществ, в громадном протяжении рельсовых путей, прорезывающих ее из конца в конец, от океана до океана; в обилии нетронутых еще плугом плодородных земель, обращаемых под культуру по мере того, как колонизация проникает все далее на запад в глубь страны; в предприимчивости своего населения, в возможности применения самых усовершенствованных приемов культуры, в приливе дешевых, ищущих помещения капиталов, в интеллигенции рабочего класса и т.п. Другой случай, еще большее усиление вывоза за счет сокращения потребления пшеницы внутри страны или, другими словами, за счет ухудшения питания Русского народа. От этого случая нас Боже упаси, так как на этом пути мы будем идти не к богатству, а все к большему и большему обеднению, будем все более и более становиться в зависимость от иностранных государств, потребителей нашего недоступного нам самим хлеба, за который покупатели его на заграничном рынке будут давать нам тем менее денег, чем более мы будем предлагать ему на продажу не от своего избытка, но от своей бедности. Если бы даже наш вывоз при этих условиях возрос и вдвое против настоящего, это будет признаком только нашего разорения, это будет подневольная уступка за бесценок наиболее дорогих продуктов нашей почвы, расхищения производительных сил Русской земли и самая бесполезная растрата народного богатства и труда. Чем доходить до этой крайности, лучше примириться с существующим фактом первенства над нами Америки и заботиться не о том, чтобы, во что ни стало и ценой каких бы то ни было жертв, усиливать наш вывоз, но стремиться к тому, чтобы нашей в избытке производимой пшеницей кормить по дешевой цене не иностранцев, но наше собственное население, с тем чтобы впоследствии быть в состоянии бороться с Америкой и другими производительными странами уже при условиях более равных. В этом направлении нам, конечно, еще много остается сделать, но эта задача, без сомнения, важнее для России, нежели непосильная нам ныне конкуренция с Америкой и другими заатлантическими странами в деле поставки пшеницы на международный рынок, и она до некоторой степени определяет и тот путь, по которому в будущем должно идти экономическое развитие нашей страны.
(Ермолов А.С. Россия и её соперники на международном хлебном рынке // Ермолов А.С. Избранные труды. М.: Колос, 1995. С.120–121)

Этот текст был написан незадолго до голода 1891/1892 гг. К сожалению, из двух рассмотренных Ермоловым сценариев реализовался наихудший.