December 4th, 2010

Голод 1891/1892 и смертность

Про голод 1891–1892 гг. я ещё напишу отдельно, а пока что хочу прокомментировать прозвучавшие ниже реплики.

Для начала вот фрагменты двух таблиц из книги А.Г. Рашина:

Таблица 20
Динамика численности населения 50 губерний Европейской России по годам за 1867–1913 гг.


(Рашин А.Г. Население России за 100 лет. М., 1956. С.46–47. Таблица составлена на основании абсолютных данных о численности населения, опубликованных в работе: Новосельский С.А. Обзор главнейших данных по демографии и санитарной статистике России. Пг., 1916. С.36–37)

Таблица 114
Естественное движение населения 50 губерний Европейской России по годам за 1861–1913 гг.


(Рашин А.Г. Население России за 100 лет. М., 1956. С.156. Таблица составлена на основании следующих источников: Военно-статистический сборник. Вып.IV. Под ред. Н.Н.Обручева. СПб., 1871; Ведомости Движения населения Европейской России 1864, 1865; Новосельский С.А. Обзор главнейших данных по демографии и санитарной статистике России. Пг., 1916. С.36–37)

Как мы видим, в 1892 году в Европейской России наблюдалась аномально высокая смертность. Подсчитаем величину этой «сверхсмертности». В 1893 году умерло 34,4 человека на 1000 населения, в 1892 году — 41,0 (таблица 114). То есть, в 1892 году сверхсмертность составила 6,6 умерших на 1000 населения. Среднее население Европейской России за 1892 год — 87679 тыс. человек (таблица 20). Перемножаем эти цифры: 6,6 х 87679 = 578681,4.

Итак, сверхсмертность в 1892 году составила не 440 тыс. человек, как утверждается здесь, а почти 580 тыс. человек. Однако и эта цифра явно занижена:

1) Обратим внимание на цифры рождаемости. В 1892 году в Европейской России наблюдалась аномально низкая рождаемость, какой не было много лет ни до, ни после. Поскольку в те времена противозачаточных средств у крестьян не было и «планированием семьи» они не занимались, очевидно, что значительная часть этого «недобора рождений» — на самом деле умершие младенцы, не вошедшие в статистику смертности. Напомню, что учётом рождений и смертей православного населения в те времена занималась церковь, таким образом, младенцы, умершие до крещения, официальной статистикой не учитывались.

2) Также явно должен присутствовать недоучёт смертей взрослого населения, хотя бы за счёт жителей голодающих губерний, умерших в дороге (как справедливо замечено, голод 1891/1892 сопровождался «большим передвижением населения»).

Теперь пара слов насчёт абсурдного утверждения, будто эпидемия холеры никак не связана голодом. Увы, но дореволюционная медицинская статистика придерживается на этот счёт прямо противоположного мнения:

Отчётный 1892 г. по смертности и рождаемости, а также болезненности населения Российской империи является наиболее неблагоприятным из десятилетия с 1883 по 1892 год. Неурожаи двух предшествующих лет значительно усилили заболеваемость и смертность населения. В первой половине 1892 г. в губерниях по низшему и среднему течению р. Волги и её притоков упорно держался сыпной тиф, а затем во второй половине года ослабленное население поразила азиатская холера при особом её развитии главным образом в Среднеазиатских областях, на Кавказе и в губерниях по течению р.р. Волги и Дона
(Отчёт о народном здравии за 1892 г. СПб., 1894. С.2–3. Цит. по: Рашин А.Г. Население России за 100 лет. М., 1956. С.158. Выделение моё — И.П.).

И, наконец, ещё один очень важный момент. В приведённых выше таблицах речь идёт только о 50 губерниях Европейской России. Умершие от холеры в Средней Азии и на Кавказе (в том числе в Ставропольской губернии, Терской и Кубанской областях) в эту статистику никак не входят.