February 15th, 2011

О пользе коллективных наказаний

Как мы и ожидали, Барахоев с повинной не явился, и мы были вынуждены пересмотреть свои планы по организации задержания Барахоева. Спустя месяц, в результате проведенной операции в с. Экажево Л. Барахоев был задержан, арестован и впоследствии осужден судом на 10 лет лишения свободы. При обыске и задержании у него были изъяты автомат с полным диском патрон, карабин, пистолет «ТТ», граната РГД, а также большое количество патронов. В процессе расследования были выяснены и причины наших провалов, имевших место ранее. Как было установлено, в оперативно-розыскной группе Назрановского райотдела милиции оказался предатель — старший оперуполномоченный УР, который всегда предупреждал разыскиваемых о готовящихся операциях. Вскоре он был уволен из органов милиции, к нашему сожалению — не предан суду.
(Дергачёв В.Г. Северокавказская эпопея (из воспоминаний бывшего сотрудника ОУР ГУМ МВД РСФСР) // Военно-исторический архив. 2009. №9. С.72–73)

Еще в начале 60-х годов на территории ЧИАССР появился не только преступник-одиночка, а человек, который мешал спокойно жить и работать многим людям. Вот тогда-то за его поимку и взялись по настоящему. Это был Хизир X., находящейся в розыске за ряд совершенных преступлений на территории Казахстана и ЧИАССР. Сколько операций проводилось по его содержанию все неудачно. То работник уголовного розыска ЧИАССР стрелял в него с 50 м и попал в руку и преступник ушел (пуля из пистолета Стечкина попала прямо ему в часы), то работник милиции Назрановского РОМ задержав его, связал, а затем отпустил, так как он и преступник якобы оказались из одного тейпа (рода), т.е. родственники. Ходили прямо по его пятам, а задержать не удавалось.
(Там же. С.74–75)

Старший оперуполномоченный Назрановского РО милиции, фамилию его я не запомнил, случайно встретил разыскиваемого на дороге, когда он ехал на лошади. Под угрозой оружия он ссадил преступника с лошади, связал его и хотел доставить задержанного в милицию. Разыскиваемый вступил с работником в переговоры. Преступник сказал ему: «Отпусти меня. Ведь мы с тобой одного тейпа (рода). Ну, получишь ты за меня орден. А среди родственников тебя будут проклинать!». И работник милиции, забыв про свой долг перед государством и законом, для приличия пострелял вверх из своего пистолета, отпустил разыскиваемого. И розыск преступника непростительно затянулся еще несколько месяцев. Вернусь к началу рассказа о нашей поездке по указанию министра В.С. Тикунова.
(Там же. С.76)

Оба приведённых эпизода произошли уже в 1960-е — 1970-е годы.

Обличители «сталинских преступлений» очень любят велеречиво рассуждать о несправедливости депортации чеченцев и ингушей: дескать, вместе с виновными были выселены безвинные, честно воевавшие на фронте или трудившиеся в тылу. При этом упускается из виду простая вещь: практически у каждого честного фронтовика-чеченца/ингуша есть родственник-бандит. И если понадобится его выручить, «честный фронтовик» тут же станет предателем.