July 28th, 2012

А потом наступил 1917-й

Материалы для этой книги собраны мною на фронте в 15–16 годах. В большинстве случаев это беседы солдат между собою.

...
— Жёнка пишет, купец наш до того обижает, просто жить невозможно. Я так решил: мы за себя не заступники были, с нами, бывало, что хошь, то и делай. А теперь повыучились. Я каждый день под смертью хожу, да чтобы моей бабе крупы не дали, да на грех... Коль теперь попустить будет, опять на войну, что отару погонят... Нет, я так решил, вернусь и нож Онуфрию в брюхо... Выучены, не страшно...

...
— Гудок прошёл, я в ворота. Смотрю, идёт, на меня не глядит. Приказчик к ней. Она хвостом вертит, а от него аж пар валит, такая им друг на дружку охота... Взялись об ручку, пошли, я за ними. Они в чайную. Я ввалился, грому наделал, «отдай жену», кричу... «Бери, говорит, вот она, вся твоя. А только завтра расчёт»... А мне расчёт не в расчёт, ребят двое... Смирился, шапку разодрал, да не на ём, а кровную... Ушёл из чайной-то, в кабак... Да кабы воля, и посейчас-бы так...

...
— Что ему не скажи, он всё тебе в морду... За «точно так» и то в зубы... Ну, сил моих не стало, а пожалиться нельзя, не принимают жалоб на господ офицеров... А какой он господин?.. У свиньи под хвостом, вот где ему господствовать. Был на заводе, при конторе писарем, и сам себе всё справлял. А теперь до человека добрался, и не то что полковник, а и генерал, так драться не станет.

...
— Я такой глупый был, что спать ложился, а руки на груди крестом складывал... На случай, что во сне преставлюсь... А теперь ни Бога, ни чёрта не боюсь... Как всадил с рукою штык в брюхо, словно сняло с меня что-то...

(Федорченко С. Народ на войне. М., 1923)

Софья Захаровна Федорченко (1888—1959) — русская писательница. Родилась в семье инженера, не закончила высшего образования. В годы Первой мировой войны была сестрой милосердия.

И после этого поклонники России-которую-мы-потеряли удивляются, почему это народ-богоносец в 1917 году вдруг начал с таким удовольствием уничтожать «интеллектуальную элиту нации».