August 18th, 2012

«За вашу и нашу свободу»

Согласно верованиям рукопожатной интеллигенции, после раздела Польши и ликвидации Речи Посполитой благородные польские эмигранты только и делали, что боролись за свободу во всех уголках земного шара. Действительность, как всегда, несколько отличается от интеллигентской мифологии.

В результате, к 1812 году на службе Франции существовало польское пехотное соединение — Легион Вислы или Вислянский легион, из 4 пехотных полков двух-батальонного состава; батальон состоял из гренадёрской, вольтижёрской и 4 фузилёрных рот. База формирования и пополнения легиона — дэпо, было с самого начала расквартировано в г. Седане...

Истории было угодно, чтобы основным театром боевых действий для пехоты Вислянского легиона стал Пиренейский полуостров. Польские батальоны приняли активное участие в двух осадах Сарагоссы. Во время первой осады (июнь-август 1808 г.) 1-й полк под командованием полковника Гжегоша-Йозефа Хлопицкого победно штурмует монастырь Св. Иосифа и укрепление Монт-Терро. 4 августа батальоны легиона берут штурмом монастырь Св. Инграссии и прорываются до улицы Косса, перегороженной пушечной батареей. Первая осада не увенчалась успехом, однако в декабре 1808 — феврале 1809 гг. маршал Ж.Ланн довёл дело до логического конца: вновь отличились вислянские батальоны, по новой штурмовавшие монастырь Св. Инграссии, взявшие монастырь Св. Франциска... 21 февраля Сарагосса пала и честь победы во многом и по праву принадлежала доблестным польским пехотинцам.

В период 1809–1812 гг. они вписали в анналы испанской войны много ярких и естественно — победных страниц. Под водительством молодого и талантливого маршала Л.-Г.Сюшэ они проявили себя в сражении под Тудэлой, при осадах и штурмах Таррагоны, Лериды, Тортозы и Валенсии.

Французское военное министерство старалось, чтобы в рядах легиона служил отборный и национально однородный л/с. Так в приказе маршалу Бертье, от 12.09.1810 г., Наполеон прямо предписывает, чтобы все маршевые пополнения, направляемые в боевые батальоны из депо в Седане, «...по прибытии в Байону (город на юго-западе Франции — основная оперативная база войск, действовавших из Пиренеями в 1807–1814 гг. — П.С.) незамедлительно представали бы на смотру с тем, чтобы все неполяки по национальности были бы сразу же выявляемы и удалены из рядов...».
(Суслов П. Польские «львы» Императора. Пехотные полки Вислянского легиона в кампании 1812 года // Рейтар. Военно-исторический журнал. 2003. №3. С.57–58)

http://outgoing-man.livejournal.com/10075.html

Во французской колонии Гаити благодаря французской революции рабство было отменено в конце 18 - начале 19 веков. Однако, пришедший к власти император Наполеон решил усилить контроль над далекой колонией и рабство восстановить. На остров был отправлен контингент войск в колличестве 40.000 человек, в составе которого находился польский легион. Надо сказать, что уже в то далекое время правители различных держав не любили проливать кровь своих подданых, предпочитая отсылать на войну войска подчиненных государств или зависимых сетеллитов. Поляки на Гаити, однако, быстро поняли, что ничего путного из вторичного покорения Гаити не выйдет: европейцы умирали от малярии, эпидемий денге и тяжелого климата. Не считая того, что местное гаитянское население (не только бывшие рабы, но и свободные мулаты и даже плантаторы) оказывали французским войкам ожесточенное сопротивление. Как раз к этому моменту Наполеон потерял интерес к карибскому острову и перебросил основные силы французского корпуса в Луизиану на войну с англичанами.

В 1804 году Гаити обрел независимость и все белые колонизаторы были уничтожены. Полякам надо было возвращаться домой, одна незадача - не на что. Французы не платили польскому корпусу за участие в гаитянской компании и довольно много поляков были вынуждены остаться на острове на вечное поселение. Чтобы сталкиваться с воинственными неграми поляки подались в горы, где основали несколько деревнь. Их потомки живут в них довольно уединенно до сих пор. Ассимиляция сделала свое дело и за 200 лет в дали от дома польские потомки сильно изменинились, но до сих пор отличаются светлым цветом кожи и необычным для Гаити укладом жизни.