February 23rd, 2013

Как «германские агенты большевики» воевали с германцами

В кон. февр. развернулись упорные бои на подступах к Киеву, обороной к-рого руководил оперативный штаб Юго-Зап. фр. во главе с А.В. Павловым; участие в её организации принимали чл. Чрезвычайного к-та, секр. гор. к-та партии Я.Б. Гамарник, чл. Нар. секретариата Е.Б. Бош, а также Н.Л. Богданов, В.Н. Боженко, А.В. Гриневич, В.М. Довнар-Запольский, А.В. Иванов, В.Н. Исакович, И.Ю. Кулик, Г.И. Чудневский и др. Усилиями большевиков в городе были сформированы красногвард. отряды (ок. 2 тыс. чел.), в состав к-рых вошли и интернационалисты — поляки, сербы, чехи. Эти отряды (наиб. крупный — Киевского ж.-д. узла под команд. А. Дзедзиевского), а также Червонноказачий полк Примакова, красногвард. отряды Киквидзе, Чудновского и др. в течение неск. дней сдерживали натиск превосходящих сил врага, несмотря на активизацию контрреволюц. подполья и дезорганизующее влияние проходивших через город частей Чехосл. армейского корпуса (между чехосл. и герм. командованиями было заключено в Житомире соглашение о беспрепятств. эвакуации корпуса с Украины). 1 марта, когда сов. войска вынуждены были отступить, герм. интервенты заняли город; 7 марта сюда прибыло «пр-во» «Украинской народной республики». Оборона Киева позволила принять меры по подготовке к защите Левобережной Украины.

Силам интервентов на Ю. Украины противостояли армии Юж. фр. (главком М.А. Муравьёв), занимавшие оборону на рубежах Знаменка, Помошная, Бирзула, Раздельная, Одесса; оборону Бирзулы возглавил А.Г. Железняков.

Организация обороны Украины и Ю. России осложнялась отсутствием единого фронта всех юж. сов. республик — УССР, Донецко-Криворожской советской республики (ДКСР), Одесской советской республики и Таврической советской социалистической республики, недостаточной налаженностью сов. аппарата, а также активизацией контрреволюц. сил. Важное значение для организации отпора германо-австр. интервентам имели указания В.И. Ленина, помощь Сов. России Украине. По рекомендации Ленина пр-во УССР назначило В.А. Антонова-Овсеенко верх. главнокоманд. войсками Сов. Украины. В письме чрезвычайному комиссару р-на Украины Г.К. Орджоникидзе от 14 марта Ленин наметил программу обороны Ю.: «Немедленная эвакуация хлеба и металлов на восток, организация подрывных групп, создание единого фронта обороны от Крыма до Великороссии с вовлечением в дело крестьян...» (ПСС, т.50, с.50). С 1 марта по 15 апр. 1918 на Украину из Центра было отправлено 112 тыс. винтовок, 378 пулемётов, 150 миномётов и бомбомётов, боеприпасы; неоднократно посылались продовольствие, медикаменты, крупные суммы денег. В распоряжение Антонова-Овсеенко поступили группы войск Р.Ф. Сиверса, Ю.В. Саблина и Г.К. Петрова, высвободившиеся после разгрома калединщины и составившие ядро новых армий, а также неск. отрядов из Петрограда. Парт., сов. и воен. органы провели мероприятия по укреплению обороны Украины. Осн. внимание было обращено на создание боеспособных вооруж. сил и развёртывание повстанческо-партиз. войны против интервентов. Значит. работу здесь проделали Чрезвычайный штаб по организации обороны и революц. войны ДКСР (созд. 7 марта; пред. М.Л. Рухимович), Центр. штаб Кр. Гвардии Донбасса (пред. Д.И. Пономарёв), Чрезвычайный штаб по обороне Екатеринослава (пред. В.К. Аверин), штаб Кр. Гвардии Одессы (пред. М.И. Чижов), Севастопольский обл. воен.-революц. штаб (пред. М.М. Богданов) и др. 14 марта Полтавская, Черниговская и Херсонская губ. объявлены на воен. положении, все годные мужчины в возрасте от 18 до 37 лет призывались в ряды вооруж. сил, вводилась трудовая повинность. Большое значение в деле подъёма трудящихся масс Украины на борьбу с врагом имел 2-й Всеукр. съезд Советов (17–19 марта, Екатеринослав). На оккупир. терр. росло повстанческо-партиз. движение (см. Партизанское движение на Украине). В составе красноармейских, красногвард. и партиз. отрядов находилось св. 10 тыс. интернационалистов — поляков, немцев, румын, венгров, сербов, китайцев и представителей др. народов; были образованы интернациональные отряды под команд. Ф. Гашека, Д. Сердича, Т. Дундича и др. Дли формирования боевых отрядов из бывших военнопленных создан штаб межнац. революц. войск во главе с И. Тушиным.

Несмотря на малочисленность (не более 25 тыс. на всём фронте), сов. войска не только сдерживали натиск врага, но и наносили ему контрудары. Только после многодневных боёв противник смог продвинуться к границе РСФСР (захватив 31 марта Ворожбу) и Харькову. Подступы к Одессе от частей 52-го герм. корпуса защищали войска 3-й А. Угроза окружения вынудила их оставить город (14 марта; часть армии отошла к Николаеву, осн. силы эвакуировались морем в Крым). 17 марта части 52-го герм. корпуса захватили Николаев, 19 марта — Херсон. Значит. силы оккупанты перебросили на подавление Херсонского восстания 1918 и Николаевского восстания 1918. 3 апр. войска 2-й А оставили Екатеринослав. Ожесточённые бои велись на подступах к Харькову, к-рый обороняли 4-я, 5-я и 1-я Донская А. Общее руководство сов. войсками осуществлял Киквидзе. В боях за Харьков отличились 1 и Луганский социалистич. отряд во главе с К.Е. Ворошиловым и А.Я. Пархоменко, сводный отряд Примакова, отряды Холодногорского боевого участка, экипаж бронепоезда Л.Г. Мокиевской-Зубок. Мужественно сражались попавшие в окружение у Люботина (под Харьковом) бойцы 1-й Донской А. Под натиском превосходящих сил врага сов. войска 8 апр. оставили город. При отходе в арьергардных боях участвовали председатель СНК Артём (Ф.А. Сергеев) и другие наркомы ДКСР. Сопротивление советских войск интервентам позволило эвакуировать в пределы РСФСР немало ценного имущества, промышленного оборудования, продовольствия и сырья.

Нарушив условия Брестского мира, герм. интервенты вторглись на терр. РСФСР, захватили Новозыбков, Кишим, ст. Унеча, Белгород, угрожая Брянску и Курску. Не решившись на дальнейшее расширение агрессии, герм. командование 4 мая на ст. Коренево (ж.-д. линия Курск — Ворожба) подписало с представителями РСФСР соглашение о прекращении воен. действий на курском направлении и установлении «нейтральной зоны» (шириной 10 км) от Рыльска до Суджи.

Во 2-й пол. апреля интервенты развернули наступление на Крым. Под рук. Верх. воен.-революц. штаба (во главе с Ю.П. Гавеном и Н.А. Пожаровым) сов. войска — 1-й Черномор. революц. полк И.Ф. Федько, красногвард. отряд Г.К. Кочергина (у ст. Акимовка под Мелитополем, затем на Чонгаре) и др. — оказали сопротивление захватчикам. После тяжёлых боёв сов. войска в кон. апр. эвакуировались морем в Ейск. Часть кораблей Черномор. флота перебазировалась из Севастополя в Новороссийск, где нек-рые из них в связи с угрозой захвата 18–19 июня были затоплены.

Оккупация Екатеринослава и Харькова открыла интервентам пути в Донбасс, на Дон, к Сев. Кавказу. С С.-З. Донбасс прикрывали 1-я Донская, 2-я Особая (быв. 5-я) А, вновь сформированные Донецкая, 5-я и 1-я Особая А; с Ю.-З.— 1-я, 2-я и 3-я А. Активной обороной ряда последоват. рубежей сов. войска задержали продвижение противника около Донбасса почти на месяц и нанесли ему значит. урон; при этом в РСФСР было отправлено много подвижного ж.-д. состава, эшелонов с пром. оборудованием, оружием и др. ценностями. С кон. апр. сов. войска были вынуждены начать отход из Донбасса: 1-я и 2-я Особые А — в пределы РСФСР, 1-я — к Ростову н/Д, остальные под команд. Ворошилова — через Донские степи к Царицыну. Неск. отрядов 1-й А, отрезанные интервентами от осн. сил, образовали вместе с находившимися в р-не Таганрога частями группу (ок. 5 тыс. чел.) во главе с А.М. Беленковичем и с 29 апр. по 1 мая обороняли город. Прикрывая после оставления Таганрога отход своих войск, почти полностью погиб полк (2200 чел.), ядро к-рого составляли киевские и полтавские рабочие.

Развернулась подготовка к отражению войск интервентов на Дону и Сев. Кавказе. Под рук. чрезвычайного комиссара Ю. России Орджоникидзе действовал Чрезвычайный штаб обороны Донской советской республики. Командование вооруж. силами на Дону и Сев. Кавказе Высш. воен. совет возложил на военрука Сев.-Кавк. воен. окр. А.Е. Снесарёва. В целях объединения сил для борьбы с интервентами и белогвардейцами Кубан. и Черномор. сов. республики 30 мая слились в Кубано-Черномор. сов. республику (КЧСР).

Преодолевая упорное сопротивление красноармейских частей и рабочих отрядов, герм. войска и белоказаки 8 мая захватили Ростов, 11 мая — Александровск-Грушевский. Отступившие от Ростова укр. и донские отряды составили ядро Ростовского боевого участка войск КЧСР, отражали в кон. мая — нач. июня попытки интервентов расширить плацдарм в р-не Батайска и развить наступление на Кубань. Сов. войскам Таманского боевого участка удалось нанести контрудар герм. десанту (2,5 тыс. чел.) на Таманском п-ове и в сер. июня локализовать вражеский плацдарм. Одноврем. с попыткой оккупации Кубани интервенты предприняли вторжение (высадив 25 мая десант в Поти, а 10 июня введя свои части в Тифлис) в Закавказье (см. Германо-турецкая интервенция в Закавказье). 17 июня заключено соглашение между представителями командований сов. и герм. войск о приостановлении воен. действий (однако в р-не Батайска бои продолжались до нач. июля).

(Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. 2-е изд. М., 1987. C.143–144)

А в это время бла-ародные поручики Голицыны и корнеты Оболенские холуйски прислуживали германским интервентам