January 13th, 2018

Дворянобесие

Из старой статьи Андрея Ланькова. Любителям с придыханием пересказывать «семейные предания» на заметку:

Дети, рассевшись в кружок вокруг бабушки и дедушки, внимательно слушают их объяснению о том, кто из их предков в XV веке был премьер-министром, а кто парой столетий позже занимал пост сеульского градоправителя, кто командовал эскадрами в боях с японскими пиратами, а кто пал жертвой клеветы завистника-вельможи и сложил голову на плахе. Казалось бы, вполне идиллическая картина семейно-патриотического воспитания...

И вот тут-то и возникает первый недоуменный вопрос: а почему, собственно, в родословных книгах всех корейских семей их предками по прямой мужской линии вдруг оказываются исключительно министры, генералы, писатели и прочие знаменитости? Куда подевались правнуки вольных землепашцев, которые в начале XIX века составляли более половины населения страны? Что такое случилось с прямыми потомками еще одной четверти населения – с крепостными? Куда и почему без следа исчезли прямые потомки ремесленников, писцов, рядовых солдат и матросов?


Тут надо сделать небольшое отступление и заметить, что в традиционной Корее существовала сословная структура, которая весьма напоминала сословную структуру средневековой Европы. Сословия носили замкнутый характер, переход в более высокое сословие был крайне затруднён. В первом приближении сословная структура Кореи состояла из трёх сословий (на практике существовал ряд других групп, о которых мы здесь говорить особо не будем, так как эти группы были немногочисленны). Высшим сословием были янбаны (양반 / 兩班, букв. "две половины", то есть военное и гражданское чиновничество), которые одни только и имели право на занятие военных и гражданских должностей. Большинство населения составляли янмины (양민 / 良民, букв. "добрый люд"). В основном в эту группу входили лично-свободные крестьяне, но к ней также относились ремесленники и торговцы. Наконец, в самой нижней части иерархии находились чхонмины (천민 / 賤民, букв. "подлый люд"), большинство среди которых составляли крепостные.

Однако при разговорах с корейцами всегда сталкиваешься с тем, что они приписывают себе исконно дворянское присхождение - причём дворянское происхождение по прямой мужской линии! Отчасти этот феномен знаком и россиянам. Сейчас, когда гордиться рабочим происхождением стало странно, а считаться потомком дворянина, наоборот, престижно, россияне вдруг обнаружили вокруг себя фантастическое количество представителей дворянских родов. Их сейчас так много, что, как заметила одна ехидная русская журналистка, "создается впечатление, что после 1917 г. те самые кухарки, что пришли управлять государством, вдруг прекратили размножаться, оставив это занятие исключительно князьям и графьям". Нынешнее изобилие дворян и процветание "дворянских собраний" выглядит особенно забавно, если вспомнить, что в 1870 г. потомственные дворяне составляли 0,8% населения России (сомневающихся отсылаю к словарю Брокгауза и Ефрона).
Collapse )