July 30th, 2019

«Обрежьте себе рясы и тогда ходить будет удобнее»

Мнение
Священника 88-го пехотного Петровского полка Петра Скородумова по пунктам 1 и 6 Программы будущего съезда военных священников в июле 1914 года


...
Положение военного священника при существующих условиях, отличается неопределенностью. Деятельность его может быть плодотворною, а может свестись к нулю в зависимости от того, как относится командир полка к Церкви и Священнику: командир – верующий человек и содействие Священнику во всем охватывается полное (в благолепии и украшении церкви, устройстве хора, в выписке книг для библиотеки и т.д.). Неверующий человек или просто индеферент, каких много, и деятельность Священника тормозится или сводится «на нет»; во всем вы встречаете благовидный отказ. Например, Священник докладывает командиру полка, что в обозе нет церковных вещей для похода, и их необходимо завести (это как раз было осенью 1912 года во время Болгаро-Турецкой войны, в момент обострения отношений между Австрией и Россиею). Командир отвечает, что нет денег «да на войне довольно универсальной молитвы «Отче Наш» и хорошо, если есть антиминс.

Еще: Священник просит лошадь в учебную команду, потому что казармы разбросаны по всему городу: учебная команда находится на окраине, куда осенью по грязи ходить не только затруднительно, а прямо невозможно, командир отвечает, что «обрежьте себе рясы и тогда ходить будет удобнее». Священник просит командира уступить под полковую церковь старый Петровских времен манеж, за переходом помещающейся в нем роты во вновь отстраивающуюся казарму, а командир отвечает, что манеж нужен ему по прямому назначению. При таком отношении командира полка к Церкви и Священнику, как к совершенно лишним и ненужным элементам, о продуктивности работы не может быть и речи.

Есть еще много командиров, которые мня себя полными владыками в полку, позволяют себе вмешиваться в церковные дела, даже в самый распорядок церковных служб. Например, один командир, возомнив, что умершие от тифа должны отпеваться при закрытом гробе, приказывает накрыть гроб крышкою, когда уже началось отпевание. Я перебью, что отпевание началось, что теперь закрывать уже неудобно да и надобности нет умерших от тифа отпевать при закрытом гробе. Несмотря на мое заявление, во время самого отпевания, снимается покров с покойника и гроб закрывается крышкою.

(РГИА. Ф.806. Оп.5. Д.9432. Ч.2. Л.74об–75об)