September 4th, 2020

Мы не «примиримся» с предателями Родины и интервентами

https://rossaprimavera.ru/news/deace952

Мы не «примиримся» с предателями Родины и интервентами — воин–афганец



Игорь Плакида (на фото слева)

Никакого «примирения» с предателями в Гражданской войне быть не может. Об этом заявил ветеран боевых действий в Афганистане, представитель севастопольского отделения «Боевого братства», член комитета ветеранов войны и вооруженных сил Севастополя Игорь Плакида 2 сентября в ходе открытого заседания комитета ветеранов, посвященного инициативе установки памятника «Примирения» в Севастополе, передает ИА Красная Весна.

Ветеран убежден в том, что Севастополю и его жителям сверху навязываются чуждые им символы, такие как памятник «Примирения», который сегодня носит название памятника, посвященного окончанию Гражданской войны на Юге России.

«Памятник относится к монументальной архитектуре. Монументальная архитектура — это символы. Когда–то Конфуций сказал, что людьми управляют не слова и законы, а символы и знаки, которые напрямую проходят в подсознание. И вот эти чужие символы нам пытаются навязать в Севастополе», — такую оценку дал воин–афганец действиям властей, агрессивно продвигающих установку спорного памятника в городе–герое.

По его словам, события во время Гражданской войны представляют собой ни что иное, как смуту.

«По моему мнению, нет такого понятия „Гражданская война“, как нет понятия „белые“, а есть слово „смута“, нормальное русское слово. И смута — это не трагедия, никакого примирения в преодолении смуты быть не может. Никто в истории России не ставил памятники смуте. Нам меняют термины, культурные коды, чтобы наши дети, да и мы тоже, стали соглашаться с этими чужими терминами. Нам меняют цивилизационные коды», — рассказал Плакида.

Ветеран обратил внимание присутствующих на то, что в военном уставе нет такого вида боевых действий, как «Исход».

«А кто управлял кораблями, на который был осуществлен так называемый „Исход“? Это были иностранные команды — немецкие и французские. Чьи вымпелы были на кораблях? Немецкие и французские. И все эти военные преступники, которых мы называем „белая гвардия“, сели на корабли, как пассажиры. Их, как пассажиров, увезли чужие иностранные команды. И мы будем примиряться с интервенцией?» — задается вопросом ветеран–афганец.
Collapse )