?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Про чеченского бандита, проводника немецких карателей
pyhalov
На следующий после этих событий день у отряда произошла первая крупная стычка с гитлеровцами. В песках, неподалеку от Каясулы, появилось двадцать четыре мотоцикла. На каждом из них было по два человека. Партизаны залегли в бурунах рядом с неровной и зыбкой дорогой, а когда мотогруппа оказалась совсем близко, — открыли огонь. В скоротечном бою фашисты были полностью уничтожены, а их проводник-чеченец, который во время боя отполз за песчаный гребень и там притаился, взят в плен. Его привезли в Каясулу, к секретарю райкома партии, и там допросили.

Вначале бандит держался заносчиво и если отвечал на кое-какие вопросы, то нехотя, сквозь зубы. Чаще молчал вообще. Тогда секретарь махнул рукой и сказал:

— Не желает разговаривать, не надо. Банду мы и сами отыщем. А его расстрелять.

Два бойца приблизились к бандиту, и тогда он вдруг быстро и неразборчиво заговорил.

— Говори медленнее, — приказали ему. — Успокойся. Дашь верные показания — останешься жить.

— Здесь, вокруг Каясулы, — начал с акцентом рассказывать бандит, — организован крупный отряд...


Владимир Гнеушев, Андрей Попутько

В СТЕПЯХ СТАВРОПОЛЬЯ

Из книги «Партизанский заслон»

Летопись партизанского движения в Ставропольском крае хранит многие боевые эпизоды, многие человеческие судьбы, за которыми стоят события, связанные с освобождением Ставрополья от немецко-фашистских захватчиков. Отвечая на призыв краевого комитета партии, партизаны, каждый отряд на своем участке, не ограничивались только уничтожением небольших групп врага, а совершали смелые рейды в тыл оккупантов, совершали акции, достойные упоминания во фронтовых сводках. Таким был, в частности, крупный рейд трех партизанских отрядов Восточной группы в Левокумский район, занятый гитлеровцами, в сентябре 1942 года.

О нем поведали нам документы, а также один из активных организаторов его — Михаил Иванович Мартынов, бывший начальник штаба отряда «Максим» Благодарненского района. Командиром отряда был Василий Трофимович Жерлицын, комиссаром — Василий Иванович Ермаков.

Отряд был организован по решению бюро райкома партии 8 июля 1942 года. Все предусмотрело бюро. столь непохожее на привычные довоенные заседания с долгими прениями и многими перекурами. Упомянутое заседание, в сущности, было военным советом и отличалось жесткостью регламента и бескомпромиссностью решений. Намечалось, в частности, заготовить продуктов питания на сто человек из расчета на год, расположив продовольственную базу в Богожанских песках. Из числа местных кадров были назначены командиры взводов, телефонисты, разведчики. Подобрали тайную квартиру, где спрятали документы и имущество райкома партии, организовали комсомольско-молодежную группу подрывников из одиннадцати человек, которая по указанию командира восточных отрядов Алексея Григорьевича Однокозова и комиссара Михаила Ивановича Золотухина должна была взрывать мосты в Благодарном, Петровском, Грачевке и в других населенных пунктах, а также выводить из строя железнодорожную магистраль.

2 августа немцы оккупировали село Петровское (нынешний Светлоград), а уже 3 августа туда проникли разведчики отряда. На следующий день разведчики вернулись с данными о количестве немцев в селе, принесли их приказы, расклеенные на стенах домов.

В тот же день под селом Рогатая Балка был задержан вражеский разведчик, который сообщил, что немецкие передовые отряды расположились за лесополосой совхоза «Октябрь». Учитывая неполную готовность отряда к боям, решили отходить.

Не обходилось и без случаев проявления малодушия. В один из тех дней к Однокозову подошел бывший пожарник Орлов и попросил отпустить его домой.

— Что стряслось? — нахмурясь, спросил Однокозов.

— Боюсь, — откровенно признался Орлов. — Видно, не вояка я.

Однокозов ответил не сразу:

— Ну что ж, коль боишься — уходи. Трусов в отряде не собираемся держать...

Стояли жаркие августовские дни, когда отряд наконец прибыл к месту общего сбора — в аул Ачикулак. Высыхающие степи дымились густым маревом, печным жаром несло от песчаных бурунов, жесткая полынь хрустела под ногами молчаливых, уставших людей.

Вместе с отрядом «Максим» прибыл отряд «Сергей» Апанасенковского района под командованием Попова и отряд «Петр» Ипатовского района под командованием М.Ф.Карандина. Опаздывали отряды: Прикумский («Семен»), Арзгирский («Яков») и Левокумский («Александр»). Стало известно, что отряд Новоселицкого района полностью погиб в неравной схватке с фашистами. В бою с гитлеровскими танками пали смертью храбрых партизаны Гофицкого отряда. Это были первые серьезные потери. Партизаны извлекли для себя жестокий урок. Они поняли, что нельзя ни на секунду расслабляться, поддаваться чувству беспечности, надо держать оружие в полной боевой готовности.

Вскоре к месту сбора отрядов от начальника краевого штаба партизанского движения, первого секретаря Ставропольского крайкома партии Михаила Андреевича Суслова прибыл комиссар М.И.Золотухин и передал задание штаба, согласованное с командованием фронта: не пропускать немцев, пытающихся пройти от районного центра Каясула в сторону станицы Пшерская, расположенной на железнодорожной ветке Моздок — Грозный, а также активизировать борьбу с бандами, действующими в близлежащих аулах.

В начале сентября отряды вошли на центральную усадьбу совхоза «Червоные буруны». Местные жители пожаловались командованию, что из села Степного сюда часто наведываются банды карателей и бесчинствуют, грабя и унижая людей. Жерлицын решил послать в сторону аула Кумли конную разведку в составе Плешковой и Елистратова. Наверное, разведчики действовали слишком открыто, потому что были замечены еще на подходе к аулу и обстреляны из засады. Плешкова погибла, а Елистратову удалась оторваться от погони и вернуться в отряд. Поздним вечером сторожевой пост с удивлением разглядывал одинокую лошадь, медленно двигавшуюся по направлению к «Червоным бурунам». Когда лошадь подошла ближе, в ней опознали ту, на которой уезжала в разведку Плешкова.

На следующий после этих событий день у отряда произошла первая крупная стычка с гитлеровцами. В песках, неподалеку от Каясулы, появилось двадцать четыре мотоцикла. На каждом из них было по два человека. Партизаны залегли в бурунах рядом с неровной и зыбкой дорогой, а когда мотогруппа оказалась совсем близко, — открыли огонь. В скоротечном бою фашисты были полностью уничтожены, а их проводник-чеченец, который во время боя отполз за песчаный гребень и там притаился, взят в плен. Его привезли в Каясулу, к секретарю райкома партии, и там допросили.

Вначале бандит держался заносчиво и если отвечал на кое-какие вопросы, то нехотя, сквозь зубы. Чаще молчал вообще. Тогда секретарь махнул рукой и сказал:

— Не желает разговаривать, не надо. Банду мы и сами отыщем. А его расстрелять.

Два бойца приблизились к бандиту, и тогда он вдруг быстро и неразборчиво заговорил.

— Говори медленнее, — приказали ему. — Успокойся. Дашь верные показания — останешься жить.

— Здесь, вокруг Каясулы, — начал с акцентом рассказывать бандит, — организован крупный отряд...

Он замялся, подыскивая слова, и секретарь ему подсказал:

— Предателей?

— Да, — опустил голову тот. — Они живут дома. И только когда скажет руководитель — собираются.

— А где руководители?

— Там, — махнул рукой бывший проводник фашистов. — В кустарниках Иргаклы.

— Покажешь, — уверенно сказал секретарь.

Но бандит снова заупрямился. Как ни пробовали втолковать, что ему лично это ничем не грозит, тот лишь отрицательно качал головой. Тогда снова была применена угроза немедленной и беспощадной расправы с ним. Долго тянулась пауза, пока бандит, все продумав, сказал:

— Хорошо, покажу, но начальник должен меня спрятать, чтобы меня не видели.

Окружающие поняли: бандит просит его загримировать, чтобы никто не мог узнать.

— Мести боишься? — спросил секретарь.

— Да, да! — ответил он. — Мне будут мстить.

Присутствовавшие на допросе улыбнулись, а секретарь «успокоил» бандита:

— Ну, я надеюсь, если ты поможешь их найти, — мстить будет некому.

Вскоре банду, наводившую в окрестных аулах ужас своими зверствами, партизаны окружили и уничтожили.
(Гнеушев В., Попутько А. В степях Ставрополья // Венок славы. Антология художественных произведений о Великой Отечественной войне. В 12-ти т. Т.8. Война в тылу врага / Сост. А.Карлин. М., 1985. С.276–279)


  • 1
Вот так и надо работать, а о законе лет через 50 вспомнить :)

(Deleted comment)
Знали бы падать - соломы подстелили бы. Впрочем там и без казаков нашлось кому абреков по жопе отшлепать.

(Deleted comment)
Такую же когда выселяли чеченов и Ко. Очевидно не сошлись характером с советской властью. Не знаю на сколько были оправданы эти переселения народов, но то что решая существующую на тот момент проблему сов. власть создала проблемы в будущем бесспорно. Но нас интересует иное, не правда ли? А конкретно методы борьбы с бандитским подпольем.

Ну да, советская власть была дурная и очень нуждалась в советчиках. Конечно, конечно... Вы бы ещё советы для Александра Македонского написали.
В руководстве тогдашнего СССР было полно кавказцев (Сталин, Берия, Микоян и др.) и они разобрались со своими по-свойски, по своим горским законам. Хотя и руками советской власти.

А с точки зрения "..в будущем..", то выселять надо было в Прибалтику, куда-нибудь в Ригу. Многих последующих проблем в СССР тогда бы не было.

Вы с чем и с кем спорите-то? Вон на улице столб стоит, подите с ним дискутируйте.

(Deleted comment)
операцию чечевица делали без всяких казаков и именно она оказалась самой эффективной за всю историю русско-чеченского соседства....

(Deleted comment)
Итог ее такой, что менее чем через 15 лет все горцы вернулись. Да еще и не потеряв на войне своих наиболее сильных и лучших сыновей, не подорвав генофонд, как это произошло с другим народами.

А вместе привыкших соседствовать с горцами и давать им когда надо отпор казаков теперь в Грозном жили обычные рабочие-нефтянники и интеллигения. Которых к сожалению чеченцы практически без боя выгнали из республики в начале 90х.

Поэтому мне смешны вопросы типа "а почему современные казаки только в штанах с лампасами ходить могут и нагайкой махать, почему они против чеченцев бессильны?" Да как раз потому, что казаков не стало еще в 20-е, а то что сейчас за редким исключением фольклорный кружок больше напоминает.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
Казаки тоже себя во время Гражданской показали ...

Можно вопрос? Может вы прояните мне ситуацию с числом погибших во время ВОВ представителей народов Дагестана?

Тут ссылаясь на данные Кривошеева указано, что среди военнослужащих погибло 11 тысяч "представителей народов Дагестана". Как я понял, под этой фразой подразумевались все горские народы Дагестана.

В свою очередь, в различных статьях я видел цифру в 80, 90 тыс погибших на войне дагестанцев. Откуда такая разница? Ведь боевых действий на территории Дагестане не было, т.о. не было и массовой гибели мирного населения. Видимо погибших славян и прочих представителей не дагестанских народов считали отдельно, но в любом случае такая разница не могла получиться. Почему военнослужащих погибло 11 тыс, а все потери оценивают в 90 тыс?

Цифра Кривошеева основаны на архивных документах, цифру в 80-90 тыс. погибших дагестанцев следует отнести к разряду фантастики.

Представители кавказских народов (не только Северного Кавказа, но и Закавказья) склонны многократно преувеличивать заслуги своих соплеменников. Завысить в несколько раз количество погибших в ВОВ, или количество Героев Советского Союза - самое обычное дело, причём такое наблюдается не только в интернет-болтовне, но и в научных публикациях.

90 тысяч?
Ну.. если учесть, что в 90-х годах был "документальный фильм" рассказывающий что народ Ингушетии дал практически всех героев СССР во время ВОВ, то и такие данные могли появиться

  • 1