?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Листая Воинский Устав о наказаниях
pyhalov
3. Для признания подсудимого виновным в истязании необходимо, чтобы учинённые им насильственные действия, сопровождавшиеся мучениями, повторялись над известным лицом неоднократно и в течение более или менее продолжительного времени, или же чтобы мучения эти представляли высшую и притом гораздо более продолжительную степень страданий, нежели при обыкновенных насилиях и побоях, хотя бы и тяжких, и чтобы нанесение их сопровождалось особою жестокостью, но при этом не требуется, чтобы насильственные действия над потерпевшим угрожали опасностью его жизни или чтобы ими были вызваны более или менее важные последствия для его здоровья [88/176].

Поэтому под 149 ст. подведена виновность:

а) ротного командира в том, что, заметив во время строевых занятий рядового с небритою бородою, он спросил его, почему он не побрился, и, получив ответ: «нет бритвы, в. в.-дие», со словами: «а у меня бритва-то хорошая», ударил этого рядового ладонью по лицу шесть раз; затем спросил того же рядового, сколько у него зубов во рту, и, получив ответ: «тридцать, в. в-дие», со словами: «врёшь, не тридцать, а я тебе посчитаю сколько», приложив левую руку к правой щеке рядового, нанёс ему правой рукой по левой щеке тридцать два удара, громко считая каждый удар, и, наконец, отойдя от него и возвратившись, снова нанес ему ещё два удара, — так как это деяние подсудимого, заключавшееся в насильственных действиях, повторявшихся неоднократно в течение более или менее продолжительного времени над подчинённым ему нижним чином, составляет истязание и жестокость по отношению к подчинённому [88/176]

б) унтер-офицера, который наносил связанному по его приказанию рядовому побои руками и ногами по разным частям тела и позволял другим нижним чинам бить его, отчего потерпевший пришёл в беспамятство и был несколько дней болен [72/286].
(Воинский Устав о наказаниях (С.В.П. 1869 г., XXII, изд.4.), разъяснённый решениями Правительствующего Сената и Главного Военного Суда, приказами по Военному Ведомству, циркулярами Главного Штаба и Главного Военно-Судного Управления и проч. по 15 марта 1916 года / сост. Д.Ф. Огнев. Изд. 6-е, исправил и дополнил А.С. Лыкошин. Пг.: издание Т-ва В.А. Березовский, 1916. С.180)

А потом удивляются, с чего бы это в 1917-м офицеров начали убивать.


  • 1
спасибо, очень интересно...

Сейчас примерно то же самое. Рукоприкладство со стороны офицеров - обычное дело, чего не наблюдалось в СА. По кр. мере, я ни разу не видел за два года службы.

Ну все таки есть разница между рукоприкладством и ярко выраженным садизмом. Причем, судя по приведенным фрагментам, преступлением считался только последний...

Это да, офицеры рук не марали... Предпочитали сделать так, чтоб вместо офицера это сделали деды, а офицеры ничего не заметили. (Впрочем, это конкретно об армии начала 80-х, о другом времени ничего сказать не могу.)

А если залетчик - сам дед? :)

Ныне это всё-таки редкость. И большинство, к кому руки прикладывают, этого заслуживают. Если что, служил рядовым/сержантом в 2002-2005.

племяш осенью дембельнулся из Тульской бригады ВДВ. Говорит - обычное дело. Сын служит сейчас - у них подобного не замечено.

Кстати, да. Это от части сильно зависит. У нас в учебке ни разу не видел, чтобы офицер поднял руку на солдата (хотя, по слухам, сержантов пиздили и как раз за выходящее за рамки рукоприкладство). В линейке уже было, но редко и, в основном, по делу. Пьянка, неуствняк и т.д.

Поправка, не Тульской, из Ульяновской

Дембельские байки - это отдельный жанр, все из страшные истории на 0,3 умножать нужно. И даже если горячие ВДВшные парни друг-другу морды бьют - это не сабж.

А по сабжу, ныне каждый срочник видит телефон местного военного прокурора на плакате у тумбочки дневального, и чётко знает, что любой бред, хоть про побои, хоть про то, что солдатам первого полугода службы чеснока не додают, который он по этому телефону наговорит, в ОБЯЗАТЕЛЬНОМ порядке повлечёт за собой соответствующую проверку в части.


В 85-86 гг, на вечерних поверках, нам, военнослужащим срочной службы, в целях профилактики дедовства ежедневно зачитывали выдержки из приговоров военных судов по ЛенВо. Цитировать конечно не могу, но хорошо запомнились следующие фразочки:
"...сержант N угрожая побоями заставлял жевать носки рядового младшего срока службы", " Вставив спички ему в уши и угрожая проткнуть барабанные перепонки в случае неподчинения, старослужащий N насильно упирал свой половой член в губы военнослужащему младшего срока службы", "...замкомвзвода N, угрожая физической расправой периодически издевался над подчиненными младшего срока службы заставляя их чесать себе ступни ног после команды Отбой " и т.д. и т.п. Клиника в натуре. В конце каждого такого приговора озвучивались многолетние сроки тюремного заключения, даже не дисбата.
Пыхалов, а если вы служили в СА, вы должны быть в курсе сколько преступлений на почве неуставных взаимоотношений скрывалось и скрывается от правосудия командованием воинских частей.

Дедовщина в Советской Армии существовала далеко не всегда. На форуме http://vif2ne.ru/nvk/forum/ вопрос обсуждался, сошлись на том, что она начала появляться в конце 1960-х — начале 1970-х.

Вот ведь как бывает...

Мда

  • 1