Игорь Пыхалов (pyhalov) wrote,
Игорь Пыхалов
pyhalov

Categories:

Есть ли у нас методы против Сапрыкина?

Последние несколько месяцев поклонники «России-которую-мы-потеряли» как дурни с писаной торбой носятся с книгой Д.Л. Сапрыкина «Образовательный потенциал Российской Империи». Ещё бы! Ведь это «научное исследование, выполненное в рамках Российской академии наук» сообщает такие ласкающие слух каждого истинного «белопатриота» сведения:

Российская система образования гимназического и высшего уровня при Николае II была более «прогрессивной», чем в современных ей системах ведущих стран Европы, в частности в Англии, Франции и Германии
(Сапрыкин Д.Л. Указ. соч. С.20).

система российского высшего образования по абсолютным показателям была сопоставима с системами других ведущих европейских стран. При этом российская система высшего образования развивалась значительно быстрее
(Сапрыкин Д.Л. Указ. соч. С.40).

В общем, с образованием в Российской Империи всё было зашибись, но потом пришли хамы-большевики и варварски всё порушили.

(Книгу Сапрыкина можно скачать в виде файла pdf, например, вот здесь. Все её страницы, о которых пойдёт речь ниже, были сверены мной с бумажным оригиналом — различий нет)

Поначалу, бегло проглядев эту книгу и обнаружив ряд грубых ошибок, я счёл автора обычным воинствующим невеждой, с апломбом пишущим о вещах, в которых не разбирается. Однако затем уважаемый pavel_djrfker указал мне ряд мест, где Сапрыкин не просто ошибается, а сознательно лжёт. При проверке всё подтвердилось. Более того, мне удалось найти ещё пару явных фальсификаций со стороны Сапрыкина.

Итак, приступим к разбору.

На с.55–56 Сапрыкин пишет:

«Противоположная ситуация имела место, например, в Италии. Обязательное обучение в возрасте 6–9 лет здесь было введено еще в 1877 году, однако, непосредственно накануне Первой мировой войны число неграмотных среди новобранцев и брачующихся доходило до 40%45, что говорит о том, что требование обязательного обучения грамоте по крайней мере в начале ХХ века вовсе не исполнялось значительной частью населения».
Подобного рода утверждения принято подкреплять ссылками на источник и автор это вроде бы делает. Но это только на первый взгляд. Посмотрим сапрыкинскую сноску 45:

«По данным Питирима Сорокина в 1904–1913 году аналогичный показатель в России не превышал 30% [Сорокин 2008, 400]. Так например, среди 10251 новобранцев принятых в 1913 году в низший состав флота было 1676 малограмотных и 1647 неграмотных. По данным Военно-статистического ежегодника за 1912 год (СПб., 1914. С.372–375.) среди рядового состава армии из 906 тысяч человек числилось 302 тысячи «малограмотных» («неграмотные» не числились)»
(Сапрыкин Д.Л. Указ. соч. С.56).

Согласно приведённому в конце сапрыкинской книги списку литературы (Сапрыкин Д.Л. Указ. соч. С.167–174), речь идёт о следующем издании: Сорокин П.А. Социология революции / вступ. ст. Ю.В. Яковца; предисл. И.Ф. Куроса и др.; сост. и коммент. Сапов В.В. — М. : Астрель, 2008.

Однако ни на с.400 (см. её скан), ни на других страницах этого издания мы не найдём ни слова о грамотности итальянских новобранцев. Не говорится об этом и в упомянутом Сапрыкиным «Военно-статистическом ежегоднике армии за 1912 год».

Таким образом, утверждение, будто накануне ПМВ число неграмотных среди итальянских новобранцев доходило до 40%, Сапрыкин высосал из пальца, а затем попытался прикрыть результат своего пальцесосания липовой ссылкой.

Мало того, цифра Сапрыкина прямо противоречит известным статистическим источникам. Так, согласно «Новому энциклопедическому словарю» (переиздание знаменитого энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона), в 1911 году в Италии на 1000 новобранцев приходилось 306,0 неграмотных (Новый энциклопедический словарь. 14-й том. СПб.: Ф.А.Брокгауз и И.А.Ефрон, 1913. Стб. 710), то есть 30,6%.

Но это ещё цветочки. Давайте ещё раз заглянем на с.400 работы Питирима Сорокина, ссылаясь на которую, господин Сапрыкин без зазрения совести утверждает, будто в 1904–1913 гг. число неграмотных новобранцев в России «не превышало 30%»



37,38% явно превышает 30%, не так ли?

Внимательный читатель может заметить, что 69,62 + 37,38 = 107. То есть, сумма превышает 100%. При сверке с англоязычным изданием 1925 года (указанная работа Питирима Сорокина была первоначально опубликована на английском языке) выясняется, что в русскоязычном издании 2008 года допущена опечатка: вместо 69,62% должно стоять 62,62%..

Итак, мы уличили господина Сапрыкина в сознательной фальсификации.

Если мы откроем указанный в той же сапрыкинской сноске «Военно-статистический ежегодник армии за 1912 год», нас ждёт ещё более интересное открытие. Выясняется, что в 1912 году из нижних чинов русской армии (вместе с казаками) 604737 были грамотными, 301878 — малограмотными (то есть, умели только читать, но не умели писать) и 353544 — неграмотными (Военно-статистический ежегодник... С.372). Подробнее см.: http://pyhalov.livejournal.com/58131.html

Надо иметь весьма избирательную близорукость (вкупе с отсутствием научной добросовестности), чтобы не заметить целый столбец с цифрами неграмотных нижних чинов, без зазрения совести заявляя, будто «“неграмотные” не числились».

Следующий сапрыкинский подлог:

По альтернативной оценке в 1914 году только в начальных школах училось 8,9 миллионов учеников (Статистический ежегодник России на 1915 г. Пг., 1916. Отд. 1. С. 144, эти данные принимает и современный исследователь И.О. Крылов). Кроме того как подсчитано выше, уже в 1913 году в средних и посленачальных учебных заведениях Империи училось примерно 1,8 миллиона школьников. Таким образом уже в 1914 году во всех школах Империи было около 10,7 миллионов учеников.
(Сапрыкин Д.Л. Указ. соч. С.59)

Однако если мы откроем «Статистический ежегодник России» за 1915 год, то на указанной Сапрыкиным странице обнаружим следующий текст:

К 1 января 1914 г. всех учебных заведений в империи (с 8 финляндскими губерниями) насчитывалось 135.223 с 9.053.399 учащимися...

Из общего числа 8.902.621 учащихся, распределенных по категориям (не распределено по категориям учебных заведений 150.778 учащихся), 7.410.833 обучались в низших школах (81,9%), 529.522 в общеобразовательных средних учебных заведениях (5,8%), 290.082 в специальных средних и низших школах (3,2%) и 72.786 в высших учебных заведениях (0,8%). Остальные 599.398 учащихся (6,6%) обучались в частных учебных заведениях всех 3 разрядов, в училищах при церквах иностранных исповеданий, в училищах для слепых и глухонемых и в различных нехристианских школах религиозного характера
(Статистический ежегодник России. 1915 г. (год двенадцатый). Пг., 1916. Отд.I. С.144)

То есть в «Статистическом ежегоднике» 8,9 млн указано как численность всех российских учащихся, включая средние и высшие учебные заведения, а не только учеников начальных школ, как лжёт Сапрыкин.

На с.60 Сапрыкин пишет:

Кроме того, как указывал известный исследователь традиционного образа жизни русской деревни М.М. Громыко, в статистических данных этого периода, в частности, в данных переписи 1897 года имело место существенное занижение уровня грамотности русского крестьянства по трем причинам: 1) Часть крестьян (в том числе старообрядцы) предпочитали скрывать свою грамотность, 2) Согласно традиционной методике обучения «грамотеями» обучали сначала чтению, а только затем письму, в результате чего часть формально «неграмотных» умели свободно читать, но не умели писать, 3) Значительная доля крестьян умели читать духовную литературу по-церковнославянски, но при этом не считали необходимым изучать русскую грамоту и также считались «неграмотными» [Громыко 1991]
Судя по списку литературы, имеется в виду книга: Громыко М.М. Мир русской деревни. — М.: Молодая гвардия, 1991.

В данном случае уличить Сапрыкина в сознательной лжи гораздо сложнее, поскольку наш врунишка предусмотрительно не указал страницы. К счастью, книга Громыко выложена в сети (например, здесь), в формате, допускающем поиск по тексту. Выясняется, что в указанной работе Громыко вообще ни разу не упоминает про перепись 1897 года.

Также следует заметить, что во время указанной переписи «грамотными решено было записывать лиц, умевших хотя бы читать» (Сафронов А.А. Первая всеобщая перепись... С.214), «под понятие “грамотного” подходит всякое лицо, умеющее хотя бы только читать» (Там же. С.213. Целиком статью Сафронова можно скачать вот здесь).

Думаю, приведённых примеров вполне достаточно, чтобы составить представление об уровне сапрыкинского опуса. Перед нами не ошибки, не добросовестные заблуждения, а сознательная и наглая ложь, в расчёте на то, что читатель поленится проверять первоисточники.

И, наконец, насчёт «академичности» работы Сапрыкина. На самом деле его книжка лишь мимикрирует под академическое издание, не являясь таковым.

Возьмём для сравнения монографию известного исследователя статистики сталинских репрессий В.Н. Земскова «Спецпоселенцы в СССР, 1930–1960». На второй странице можно увидеть надпись:
Рецензенты:
доктор исторических наук В.П. Попов
доктор исторических наук А.К. Соколов
В конце книги мы видим другую надпись:
Утверждено к печати Учёным советом Института российской истории Российской академии наук
Неискушённый в тонкостях научного книгоиздания читатель на такие детали не обращает внимания. Для него достаточно надписи «Российская академия наук» на титульном листе. Между тем эти два момента: наличие рецензентов и утверждение Учёным советом — ключевые признаки, отличающие академическое научное издание от обычной книжки. Легко убедиться, что в опусе Сапрыкина оба этих атрибута отсутствуют. Оно и неудивительно — такая низкопробная халтура вряд ли прошла бы научное рецензирование.

Итак, мы имеем четыре доказанных случая фальсификации на пяти страницах сапрыкинского опуса. Понятно, что при таком уровне «добросовестности» автора веры ему не может быть ни в чём. Любые приведённые им сведения могут оказаться подтасованными.

Использованная литература:

Военно-статистический ежегодник армии за 1912 год. Издание Главного штаба. — СПб.: Военная Типография Императрицы Екатерины Великой, 1914.
Громыко М.М. Мир русской деревни. — М.: Молодая гвардия, 1991. — 446 с.
Новый энциклопедический словарь / Под общ. ред. К.К. Арсеньева. — 14-й том. — СПб.: Ф.А.Брокгауз и И.А.Ефрон, 1913.
Сапрыкин Д.Л. Образовательный потенциал Российской Империи. — М.: ИИЕТ РАН, 2009. — 176 с.
Сафронов А.А. Первая всеобщая перепись населения России 1897 г.: разработка данных о грамотности, их информационный потенциал и достоверность // Документ. Архив. История. Современность. Сб. науч. тр. — Вып. 3. — Екатеринбург, 2003. С.203–220.
Сорокин П.А. Социология революции / вступ. ст. Ю.В. Яковца; предисл. И.Ф. Куроса и др.; сост. и коммент. Сапов В.В. — М. : Астрель, 2008. — 783 с.
Статистический ежегодник России. 1915 г. (год двенадцатый) — Пг.: Центральный Статистический Комитет МВД, 1916.
Sorokin P.A. The Sociology of Revolution. — Philadelphia – London: J.B. Lippincott Company, 1925.
Tags: образование, потерянная Россия, фальсификация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 342 comments