Игорь Пыхалов (pyhalov) wrote,
Игорь Пыхалов
pyhalov

Categories:

Маннергейм и Дмитрий Стешин

Как мы помним, 16 июня 2016 года группа потерявших берега от вседозволенности «больших начальников» вывесила в Петербурге мемориальную доску в честь «генерал-лейтенанта русской армии Густава Карловича Маннергейма». Поскольку эта выходка вызвала немедленную и резко отрицательную реакцию горожан, штатные пропагандисты ринулись на выручку начальства. Одним из первых в этом хоре холуёв отметился журналист «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин, срочно написавший большую, на целую газетную полосу, статью «Тоска преткновения по Маннергейму». 19 июня 2016 года эта статья была выложена на зеркалах «Комсомольской правды» в интернете:

https://www.msk.kp.ru/daily/26544.5/3560621/
https://www.spb.kp.ru/daily/26544.5/3560621/
https://www.kp.by/daily/26544.5/3560621/

Во Второй мировой войне Финляндия участвовала «спустя рукава», с прохладцей. Финская армия вышла на свои старые границы – по рекам Сестра и Свирь. И встала. Немцы пытались соединиться с финнами, но им не дали благодаря первой в Великой Отечественной войне успешной наступательной операции, так называемой «Тихвинской». Финны, конечно, могли пойти фашистам навстречу, форсировав реку Свирь, но не стали этого делать. Разумеется, финская армия держала северное кольцо блокады Ленинграда, но оттуда по умирающему от голода Пиетари (как финны называют Петербург) не прилетел ни один снаряд. Немцев на старые свои границы финны не пустили – за это их тоже можно поблагодарить. Впрочем, и продовольственной помощи от финнов Ленинграду тоже не было. Ее невозможно было представить после «зимней войны», в которой, как ни крути, СССР отвоевал территории у суверенного государства, пролив море крови – своей и чужой.


На всякий случай вот скрин этого фрагмента статьи Стешина.

Тогда, летом 2016-го, прочтя эти строки, я подумал: «Ну вот, ещё один безграмотный дурачок, не знающий, что установленная в 1920 году советско-финская граница проходила почти в 100 км от Свири»



Как мы помним, четыре месяца спустя доска Маннергейма была снята. И вот сейчас, готовя к очередному переизданию «Великую оболганную войну», решил я вставить эту цитату в соответствующую главу. Пошёл в библиотеку смотреть подшивку «Комсомольской правды». И вдруг неожиданно обнаружил, что в бумажной версии данный абзац существенно отредактирован:

Во Второй мировой войне Финляндия участвовала «спустя рукава», с прохладцей. Финская армия вышла на свои старые границы. И встала. Немцы пытались соединиться с финнами, но им не дали. Финны, конечно, могли пойти фашистам навстречу, но не стали этого делать. Разумеется, финская армия держала северное кольцо блокады Ленинграда, но оттуда по умирающему от голода Пиетари (как финны называют Петербург) не прилетел ни один снаряд. Впрочем, и продовольственной помощи от финнов Ленинграду тоже не было. Ее невозможно было представить после Зимней войны, в которой, как ни крути, СССР пролил море крови – своей и чужой.
(Стешин Д. Тоска преткновения по Маннергейму // Комсомольская правда. 2016, 21 июня. № 67(26544). С.9)



Итак, что же получается?

Стешин знает, что финская армия дошла до Свири (см. первоначальная, электронная версия статьи).

Стешин знает, что река Свирь вовсе не являлась пограничной по договору 1920 года, а протекала далеко внутри советской территории — иначе он бы не стал редактировать бумажную версию своей статьи.

Тем не менее, он по-прежнему утверждает, будто «финская армия вышла на свои старые границы и встала».

Получается, что Стешин не заблуждается, а врёт. Причём делает это сознательно, прекрасно зная, что врёт.

Чего только не сделаешь, дабы угодить начальству.
Tags: Великая Отечественная, Маннергейм, Мединский, Финляндия, паскудство, фальсификация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 153 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →