Игорь Пыхалов (pyhalov) wrote,
Игорь Пыхалов
pyhalov

Categories:

«А партбилет вы тоже дважды сжигали перед телекамерами?»

Вот интересно, если «страна лишилась ценного генофонда, элитарной части общества, которая создавалась веками: уехали лучшие офицеры, профессора, мыслители, писатели, врачи, ученые, музыканты» — получается, что завывающие об этом люди с хорошими лицами, вроде свежепреставившегося Марка Захарова — потомки худших офицеров, профессоров, мыслителей, писателей и далее по списку. Одним словом, генетические отбросы.

https://rg.ru/2013/10/13/zaharov-arhiv.html
...
Марк Захаров: Лично мне его благодарить не за что, хотя понимаю: появление этого субъекта в нашей стране не было случайным. До 17-го года Россия оставалась достаточно здоровым государством, провела реформы Витте, укрепила финансы, кормила хлебом Европу. При этом болезнь зрела, революция приближалась. Может, страна прошла бы эту опасную зону, но у каждого организма есть запас прочности. Всякая аналогия хромает, и мое сравнение, наверное, грубовато, но давайте представим больного, который потерял литр крови. Внутреннего резерва, силы здоровых клеток хватит, чтобы восстановиться. Потерю двух литров самостоятельно компенсировать уже нельзя. Существует предел, за которым нет выхода. 1917 год - страшная, тяжелейшая встряска всего общественного и государственного уклада.

Из страны высосали те самые два литра крови?

Марк Захаров: Да. Начался массовый исход из России. По разным источникам, за два года родную землю покинули около трех миллионов людей. Они переехали в Европу, Азию, разбрелись по миру. Страна лишилась ценного генофонда, элитарной части общества, которая создавалась веками: уехали лучшие офицеры, профессора, мыслители, писатели, врачи, ученые, музыканты... Вслед за исходом по доброй воле Ленин организовал насильственную депортацию. Оставшийся цвет нации, тех, кто отказался покидать Россию, высылали принудительно. Бердяев вспоминает, как его вызывал на допрос Дзержинский и выяснял степень интеллектуальной состоятельности собеседника. Убедившись, что перед ним очень умный человек, Феликс Эдмундович внес философа в список пассажиров первого германского парохода, увозившего из России многих выдающихся людей...

Мол, не учите, умники, нас жить, мы и сами с усами?

Марк Захаров: Именно так. Депортация длилась долго, пароходов было много... Для России это все означало новые ощутимые кровопотери. Следующим болезненным, едва ли не смертельным кровопусканием стало уничтожение класса землепашцев. Ленин видел в крестьянах угрозу государству победившего пролетариата, понимал, что хорошо работающий и зарабатывающий селянин непременно станет расширять собственное производство и в итоге обуржуазится. Крестьяне подлежали истреблению, что впоследствии и проделал Сталин. Ни один диктатор, за исключением, может, Пол Пота, крестьян не трогал. Сельское хозяйство в России не восстановлено до сих пор...

С начала 30-х кровь из страны качали насосами. Террор 37-го года, массовые репрессии, ГУЛАГ... Цифры, свидетельствующие об уничтожении людей, заоблачные, страшные. Счет на десятки миллионов жизней. Боюсь, здоровье нации было подорвано окончательно. Ведь практически каждая семья пострадала!

... В итоге получилось, что половина народа так или иначе связана с зеками, а вторая половина - с конвоирами.

А партбилет вы тоже дважды сжигали перед телекамерами?

Марк Захаров: Знаете, по прошествии лет готов честно признать: это был дурацкий, спонтанный поступок, о котором горько сожалею. Акт сожжения краснокожей книжицы носил форму необузданной и абсолютно излишней театральности. С компартией Советского Союза следовало расставаться совершенно по-иному - спокойно и достойно. Мне очень понравилось, как это сделал Ельцин на ХIХ партконференции. Положил членский билет на стол президиума и вышел из Кремлевского Дворца съездов. Зал сидел, не решаясь шелохнуться. И только, когда Борис Николаевич подходил к дверям, ему стали шипеть и улюлюкать в спину. Боялись встретить его взгляд, опасались сказать что-то в глаза...

Сколько времени вы провели в партии?

Марк Захаров: Вступил в 73-м, а вышел в 91-м...

Вышли добровольно, а вошли?

Марк Захаров: Знакомый, работавший по ведомству культуры, порекомендовал: если хочешь получить самостоятельную работу, а не вечно быть под кем-то из худруков, пиши заявление: существовала определенная квота на беспартийных руководителей театров, и я в нее не попал. Действительно, через день после истечения кандидатского стажа мне позвонили, велели надеть скромный галстук и явиться на бюро Московского горкома партии, где меня утвердили главным режиссером Театра имени Ленинского комсомола.

Строго говоря, нынешней работой вы обязаны партбилету?

Марк Захаров: Да, а также товарищам Гришину, тогдашнему первому секретарю МГК КПСС, и Суслову, главному партийному идеологу. Последний поддержал оказавшийся под угрозой закрытия спектакль "Разгром". Суслов пришел в театр и стоя аплодировал артистам, после чего в "Правде" появилась хвалебная рецензия. Я тогда и не понимал, что моя режиссерская судьба висела на волоске.
Tags: интеллигенция, искусство, либералы, паскудство, подох ещё один подонок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →