?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
К вопросу о «физическом воздействии»
pyhalov
Разоблачая «культ личности» на XX съезде КПСС, среди прочего Никита Сергеевич упомянул и о таком возмутительном факте:

Когда волна массовых репрессий в 1939 году начала ослабевать, когда руководители местных партийных организаций начал ставить в вину работникам НКВД применение физического воздействия к арестованным, — Сталин направил 10 января 1939 года шифрованную телеграмму секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, наркомам внутренних дел, начальникам Управлений НКВД. В этой телеграмме говорилось:

«ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП(б)... Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата и притом применяют его в самых безобразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманна в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод».

Таким образом, самые грубые нарушения социалистической законности, пытки и истязания, приводившие, как это было показано выше, к оговорам и самооговорам невинных людей, были санкционированы Сталиным от имени ЦК ВКП(б)
(О культе личности и его последствиях. Доклад Первого секретаря ЦК КПСС тов. Хрущева Н.С. XX съезду Коммунистической партии Советского Союза // Известия ЦК КПСС. 1989. №3. С.145).

В отличие от делегатов XX съезда, сегодня мы знаем, что верить на слово Хрущёву нельзя — многие из его «разоблачений» на поверку оказались откровенным враньём и клеветой. Однако в данном случае, на первый взгляд, факт подтвердился — телеграмма опубликована со ссылкой на Архив Президента РФ:

10.01.1939
26/ш
Шифром ЦК ВКП(б)

Секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, наркомам внутренних дел, начальникам УНКВД

ЦК ВКП стало известно, что секретари обкомов — крайкомов, проверяя работников УНКВД, ставят им в вину применение физического воздействия к арестованным как нечто преступное. ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП. При этом было указано, что физическое воздействие допускается как исключение, и притом в отношении лишь таких явных врагов народа, которые, используя гуманный метод допроса, нагло отказываются выдать заговорщиков, месяцами не дают показаний, стараются затормозить разоблачение оставшихся на воле заговорщиков, — следовательно, продолжают борьбу с Советской властью также и в тюрьме. Опыт показал, что такая установка дала свои результаты, намного ускорив дело разоблачения врагов народа. Правда, впоследствии на практике метод физического воздействия был загажен мерзавцами Заковским, Литвиным, Успенским и другими, ибо они превратили его из исключения в правило и стали применять его к случайно арестованным честным людям, за что они понесли должную кару. Но этим нисколько не опорочивается сам метод, поскольку он правильно применяется на практике. Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата, и притом применяют его в самых безобразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманной в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод. ЦК ВКП требует от секретарей обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартии, чтобы они при проверке работников НКВД руководствовались настоящим разъяснением.

Секретарь ЦК ВКП(б) И.СТАЛИН
АП РФ. Ф.3. Оп.58. Д.6. Л.145–146. Подлинник. Машинопись
(Лубянка. Сталин и НКВД–НКГБ–ГУКР «Смерш». 1939 — март 1946 / Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. М., 2006. С.14–15).

Однако прежде чем каяться, обильно посыпая голову пеплом, имеет смысл обратить внимание на целый ряд странностей и несообразностей приведённого документа.





Вначале замечания по форме. «Телеграмма» напечатана не на бланке, а на обычных листках бумаги. На ней нет подписи — ни сталинской, ни чьей бы то ни было. Впрочем, публикаторы «документа» утверждают, будто слова «заядлых» и «заклятых» вписаны сталинской рукой (Там же. С.15), однако не приводят этому никаких доказательств.

Также совершенно непонятно, на каком основании делопроизводитель 1956 года оставил пометки на секретном архивном документе 1939 года.

Ещё более существенны замечания по содержанию. В тексте «телеграммы» упомянуты фамилии трёх «мерзавцев», «загадивших» метод физического воздействия и понёсших за это «должную кару» — Заковский, Литвин и Успенский. И действительно, комиссар госбезопасности 1-го ранга Л.М. Заковский был арестован 30 апреля 1938 года и расстрелян 29 августа того же года (Петров Н.В., Скоркин К.В. Кто руководил НКВД, 1934–1941: Справочник. М., 1999. С.199).

Однако комиссар госбезопасности 3-го ранга М.И. Литвин репрессиям не подвергался — 12 ноября 1938 года он покончил жизнь самоубийством:

После дневного телефонного разговора с Ежовым Литвин вечером должен был выехать в Москву. За час до отхода поезда застрелился у себя на квартире. Этот факт в НКВД пытались скрыть: Литвин был похоронен тайно.
(Там же. С.273).

Считать самоубийство «должной карой» будет явной натяжкой. Тут скорее просится на язык формулировка «ушёл от справедливого возмездия».

Но это ещё «цветочки». Куда интересней ситуация с третьим персонажем. Нарком внутренних дел УССР комиссар госбезопасности 3-го ранга А.И. Успенский 14 ноября 1938 года бежал из Киева и скрылся, оставив в служебном кабинете записку: «Труп ищите в Днепре». Был объявлен во всесоюзный розыск. Ориентировка для его задержания была направлена в территориальные, транспортные органы и пограничные отряды НКВД.

«Должную кару» Успенский в конце концов всё-таки получил: 15 апреля 1939 года он был задержан в г. Миассе Челябинской области, 27 января 1940 года приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР к высшей мере наказания и на следующий день расстрелян (Там же. С.416–417). Однако на 10 января 1939 года — дату «телеграммы» — бывший чекист всё ещё находился в бегах.

Будь «телеграмма» подлинной, Сталину не составило бы труда указать в её тексте фамилии именно тех высокопоставленных сотрудников НКВД, которые действительно были осуждёны и расстреляны за перегибы в следственной работе. А то несолидно получается. Если самоубийство Литвина с большой натяжкой ещё можно трактовать как «должную кару», то Успенский всё ещё на свободе. И вполне может удрать за кордон, как это сделал семь месяцев назад начальник УНКВД Дальневосточного края комиссар госбезопасности 3-го ранга Г.С. Люшков, бежавший 13 июня 1938 года в оккупированную японцами Маньчжурию (Там же. С.281). Вот будет позорище!

Зато если «телеграмма» состряпана в 1956 году, всё встает на свои места. Какая разница, был Литвин расстрелян или покончил самоубийством? Какая разница, когда именно был пойман Успенский? Двадцать лет прошло, кто помнит подробности? На таких вот «мелочах» и проваливаются те, кто фабрикует фальшивые документы.

Ещё пара замечаний. В «телеграмме» говорится, что «применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП». Увы, такое «разрешение» нигде не найдено.

Опять же, если применение физического воздействия к подследственным санкционировано ЦК ВКП(б), то и отменить это разрешение может только ЦК. Однако никаких постановлений ЦК об отмене пыток нам не известно.

Защитники версии о подлинности «телеграммы» указывают на ряд документов, опубликованных в том же сборнике «Лубянка. Сталин и НКВД–НКГБ–ГУКР “Смерш”», в которых эта телеграмма упомянута. Однако давайте посмотрим эти документы:

«26 января 1939 г.
№58лсс
Совершенно секретно

ЦК ВКП(б) — товарищу СТАЛИНУ И.В.

Прошу разрешить ознакомить работников центрального аппарата Прокуратуры СССР, осуществляющих надзор за следствием по делам НКВД, с содержанием шифртелеграммы ЦК ВКП(б) от 10 января с.г., адресованной секретарям Крайкомов и Обкомов ВКП(б), ЦК нацкомпартий, НКВД Союзных и автономных республик и УНКВД краёв и областей.

Одновременно прошу разрешить секретарям Крайкомов, Обкомов ВКП(б) и ЦК нацкомпартий ознакомить с содержанием названной шифртелеграммы местных прокурорских работников, осуществляющих надзор за следствием в органах НКВД.

А. ВЫШИНСКИЙ
(Лубянка. Сталин и НКВД–НКГБ–ГУКР «Смерш»... С.19)

Ни слова о содержании самой шифртелеграммы.

Следующий документ:

27 января 1939 г.
Сов. секретно
Шифром
Копия

Секретарям Обкомов, Крайкомов, ЦК нацкомпартий

Ознакомьте местных прокурорских работников, осуществляющих надзор за следствием в органах НКВД, с содержанием шифртелеграммы ЦК ВКП(б) от 10 января с.г. за №26/ш о методах следствия. №83/ш

Секретарь ЦК И. СТАЛИН
(Там же. С.20).

И опять о содержании самой шифртелеграммы ни слова. Как и в аналогичной записке Сталина от 14 февраля 1939 года, где предписывается ознакомить с её содержанием председателей областных, краевых и республиканских судов (Там же. С.24).

Таким образом, достаточно было всего лишь заменить исходный текст шифртелеграммы от 10 января 1939 года поддельным, вписав туда пассажи о допустимости физического воздействия, и всё в порядке.

Наконец, непонятен сам смысл написания данного «документа». Упомянутые в тексте «буржуазные разведки» (или, например, современная российская полиция) действительно нередко применяют в своей практике физическое воздействие.





Однако никаких официальных письменных разрешений на подобные меры, да ещё и подписанных первыми лицами страны, при этом не требуют. Зато скомпрометировать такая вот телеграмма, да ещё и разосланная по всем обкомам, может запросто. Создаётся впечатление, будто Сталин решил заранее облегчить жизнь будущим десталинизаторам, дав им повод вдоволь позавывать о зверствах «кровавого тоталитарного режима».

  • 1
Нас обманывают, сталин буся, давайте обратно в советский союз

Скажите, а у Роккосовского, которого так любил незакомплексованный Сталин, зубы при допросах сами выпали?

http://pyhalov.livejournal.com/31322.html

10. В соответствии с духом пункта 9 помните, что Сталин был всемогущим существом, возможно, воплощением индусского бога Вишну, который имел полное представление обо всём происходящем в Советском Союзе и полную власть над любым происшествием, которое имело место в 1924–1953 гг. Всё, что произошло в течение этого времени, было по воле Сталина. Сталин знал точные детали каждого уголовного дела своей эпохи и по своей безграничной жестокости расстрелял массы невиновных без какой-либо причины, где бы они ни были и какую бы позицию не занимали. Будучи всемогущим, он не зависел от информации, передаваемой десятками тысяч подчинённых.

Да вроде речь идет не о том, каким курортом была тюрьма и следствие, а о подлинности документа.

А еще он младенцев ел!!!

К Сталину достаточно реальных претензий, чтобы выделывать еще фальшивки

Спасибо, очень интересно!
Но с последним пассажем согласиться не могу: абсолютно все правоохранительные органы всех времен и народов применяют изначально вмененное им в обязанность насилие по отношению к нарушителям закона при невыполнении ими законных требований стражей порядка. Это их обязанность, а не право - лупцевать буйную толпу нагайками-дубинками.

В анализируемой Вами телеграмме речь идет о применении "мер физического воздействия" к "арестованным" - в контексте имеется в виду: к подследственным.
Если трезво проанализировать реальные и доказанные эпизоды пыток (например, дело В.С. Абакумова), то применялись они без письменных указаний самого высокого начальства. Хватало простых намеков. При этом обращают на себя внимание 2 обстоятельства: проблемы с поиском "исполнителей" и откровенно кустарный характер самих "мер". В подавляющем большинстве случаев - банальный мордобой. Такой изощренной садистской машинерии, как в гестапо, в НКВД и близко не было, и методических пособий по применению "мер", как в ЦРУ, в НКВД не сочиняли. В НКВД ангелов, конечно, не водилось, но там служили обычные психически здоровые мужики, для которых агрессия (в медицинском смысле слова) носила инструментальный характер - являлась средством, а не самоцелью.
______________
- Адя! Ты делаешь мине больна!..
- Ха, больна!.. Штирлиц, мы, на минуточку, в гестапо! "Больно" - это наша профессия!
Пародия на сериал "Ликвидация" в передаче "Большая разница".

"...применялись они без письменных указаний самого высокого начальства..." - это херня полная. Никакой вменяемый следователь не применит активный допрос без санкции самого высокого начальства. Будет куча бумаг с запросами и сопроводиловками.

про покаяние

По-моему, каяться так или иначе придется. Гордиться всеми правителями 20 века все равно не получится. За кого-то будет стыдно.
И в данном случае мы просто выбираем. Стадиться того что делал Сталин, или стыдиться того, что делал Хрущев. Он ведь тоже наш правитель. Наша история.
Десталинизация - советская традиция. И тут не обошлось без советского руководства.

Re: про покаяние

Не обязательно все должно быть так плохо - собрать хорошее, что они делали и этим гордиться. Я серьезно - почему американам можно, а нам нет.

И почему ВКП а не ВКПБ(б)? Переводная калька?

Отсутствие бланка и подписи - еще ни о чем не говорит, равно как и более поздние пометки архивиста. Это все в пределах нормы, скажем так. А, может, это вообще черновик телеграммы ;-)
Насчет трех фамилий - мало ли. Могли просто не довести до ведома Сталина и Политбюро реальную ситуацию. Бывает.
А вот отсутствие самого постановления - вот это серьезный аргумент. Но, дело в том, что есть на имя Сталина докладная записка Абакумова, правда послевоенная, в которой он детально расписывает порядок применения специальных методов ведения допроса в МГБ (в ответ на соответствующий запрос). Так что - применяли мордобой, было дело. Вполне себеб обычная практика спецслужб.
Вопрос в другом - в каких случаях и когда применяли. А вот тут нужно брать архивно-следственные дела и детально анализировать все подшитие документы. Поскольку на такой "активный допрос" должны быть как минимум несколько запросов и несколько санкций.

>Насчет трех фамилий - мало ли. Могли просто не довести до ведома Сталина и Политбюро реальную ситуацию. Бывает.

Сталин не мог не знать, что бывший украинский нарком НКВД вот уже два месяца находится в бегах и до сих пор не пойман. Никакого разумного объяснения упоминанию в телеграмме фамилии Успенского я не вижу.



Ещё пара замечаний. В «телеграмме» говорится, что «применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП». Увы, такое «разрешение» нигде не найдено.


Возможно, под этим имеются в виду пометки Сталина на списках Военной коллегии и вот эта записка:
13.09.1937
1) Зиновьева вызвать и арестовать.


2) Как опубликовать сообщение о закрытии двух японских консульств? (Потемкин).


3) Избить Уншлихта за то, что он не выдал агентов Польши по областям (Оренбург, Новосибирск и т.п.).


4) Как изменить опубликованное решение о Азово-Черноморском крае?


5) Арестовать Волкова.


АП РФ. Ф. 3. Оп.24. Д. 321. Л. 68—69. Подлинник. Рукопись.

Эта фальшивка опровергается документами по делу Тегера.
За что спрашивается отстранены следователи?
https://forum.ixbt.com/topic.cgi?id=55:451:3692#3692

  • 1