?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: финансы

[sticky post]Моё «собрание сочинений»
pyhalov
Ко мне уже неоднократно обращаются с просьбой составить список вышедших книг. Такая необходимость и вправду назрела. Особенно если учесть, что ряд из этих книг был переиздан под другими названиями.

То, что мои книги востребованы читателями и их тиражи полностью раскупаются, достаточно очевидно — все они (за исключением «Реванша Сталина») были переизданы, некоторые по многу раз. Но оптовикам этого мало. Они хотят получить максимум прибыли в кратчайший срок и с минимумом усилий. Поэтому очень неохотно берут переиздания старых книг.

Чтобы обмануть оптовиков, издательство взяло привычку переиздавать мои книги под новыми названиями. С одной стороны, благодаря этому книги попадают на прилавок. С другой, кто-то из читателей может по ошибке купить дубль уже имеющейся у него книги. Чтобы избежать таких досадных ситуаций, и составлен этот список:

Read more...Collapse )

Таким образом, в настоящий момент моё «собрание сочинений» выглядит так:
Read more...Collapse )

Книги, написанные в соавторстве
Read more...Collapse )

Сборники
Read more...Collapse )

По поводу электронных версий и скачивания. Согласно договорам с издательствами, выкладывать электронные версии своих книг в свободный доступ я не имею права. Однако нашлись доброхоты, которые это уже сделали — все перечисленные выше книги можно найти в Интернете. Если кто-то их отыщет и скачает, я совершенно не возражаю.

Если кто-нибудь вдруг захочет поддержать меня материально, я тоже не возражаю:

Яндекс-кошелёк 41001650847613
WebMoney R336976266703

Влияние санкций
pyhalov


Read more...Collapse )

«Граждане, сдавайте валюту!»
pyhalov
Из воспоминаний М.П. Шрейдера «НКВД изнутри: записки чекиста»:

После окончания лечения в Севастопольском санатории и поездки на пароходе в Батуми и обратно в Ялту, когда мне посчастливилось провести 3-4 дня в обществе В.В.Маяковского, о чем я писал в разделе «Совкино», я возвратился в Москву и был вызван к начальнику ЭКУ Прокофьеву, который сказал, что меня решено направить в Ленинград для усиления работы по борьбе с валютчиками.

Я выразил готовность немедленно выехать к месту назначения.

— В Ленинграде творится, что то непонятное, — начал объяснять мне обстановку Прокофьев. — На наши многократные предложения развернуть работу по изъятию валюты, они отвечают, что в Ленинграде таковой почти нет. Этому трудно поверить. Думается, что тут дело не в отсутствии валюты, а в неумении или нежелании серьезно заняться этим вопросом. Мы направим вас в Ленинград для организации особой оперативной группы. Вы будете находиться в подчинении у начальника ЭКУ Ленинграда товарища Жупахина и его заместителя Красношеева.

...

Поскольку в Ленинграде, как в свое время и в Москве, не было специальной агентуры, пришлось прибегнуть к прежнему методу, т.е. по спискам, взятым в горфинотделе, приглашать к себе повестками бывших нэпманов, торговцев, ювелиров, часовщиков, врачей, имевших большую частную практику и т.п.

Вскоре через завербованную агентуру были получены данные, полностью подтверждающие правильное предположении руководства ЭКУ Москвы — ленинградские нэпманы и дельцы скупили золота и валюты не меньше, чем московские.

Наладив организационные мероприятия, наша особая оперативная группа приступила к изъятию валюты. Одна из первых крупных операций была следующая.

К нам поступили сведения, что один часовщик, кустарь-одиночка, имеющий маленькую мастерскую в одном из подъездов на Петроградском проспекте, систематически скупал золото и валюту. Было решено произвести у него на квартире обыск. Проживал он где-то в районе Сенного рынка,

Прибыв по указанному адресу, мы были крайне удивлены более чем убогой обстановкой: квартира часовщика состояла из двух маленьких каморок в полуподвальном помещении, в которых царила невероятная нищета. Жена и малолетние дети часовщика были в каких то лохмотьях и по их внешнему виду можно было подумать, что они много дней голодают.

В первый момент я подумал, что это какая то ошибка агентуры и хотел даже не производить обыск. Но все же для порядка, обратился к часовщику с вопросом:

— Нам известно, что вы в течение нескольких лет скупали много золота и валюты. Где же вы храните ваши ценности?

— Вам кто-то на нас наговорил напраслины. Муж еле зарабатывает на хлеб. Вы видите, я и дети живем впроголодь

Интуитивно я верил в ее искренность. Но мне показалось подозрительным молчание часовщика.

Отозвав его в сторону я вторично спросил, где он прячет ценности и добавил, что у нас имеются точные данные, где, когда и у кого он приобретал золото и драгоценности, и назвал две-три фамилии маклеров.

Часовщик побелел и с заминкой, еле выдавливая из себя слова, начал отрицать наличие у него ценностей, но в его глазах я уловил страх уличенного человека.

Мы приступили к тщательному обыску и наконец, в подполье обнаружили закопанными большое количество золотых слитков червонного золота банковского формата. Наверное эти слитки сохранились еще из дореволюционных запасов царской России.

В общей сложности у часовщика было найдено более 13-ти килограммов чистого золота в слитках, много драгоценных изделий и прочих ценностей.

Увидев все это богатство, жена часовщика разрыдалась и стала кричать на мужа.

— Убийца, подлец! На твоих глазах дети голодали, а ты держал все это в подполье. Негодяи! Тебя мало на куски разорвать. Будь ты проклят!

Часовщик молча и тупо смотрел на рыдающую жену и не пытался оправдываться. Видимо, он так был подавлен утратой своих драгоценностей, что потерял способность испытывать какие либо другие чувства. Возможно, что он вообще ничего кроме золота не любил и был глубоко равнодушен и к жене, и к детям.

Этот человек напоминал по своему облику шекспировского Шейлока, или скупого рыцаря. К тому времени я уже очень многих валютчиков повидал, но ничего подобного мне еще встречать не приходилось.

— Заберите этого подлеца! Заберите этого бандита от меня! — кричала несчастная женщина, обращаясь к нам.

Мы вернули жене часовщика некоторые золотые вещи (часы, кольца и др.), чтобы обеспечить ей и детям какой-то прожиточный минимум, а его арестовали.

Вскоре коллегией ОГПУ часовщик был осужден на 10 лет ИТЛ, а его жена поддерживала с нами связь и оказала большую помощь в выявлении многих валютчиков, связанных с ее мужем.

Читать дальшеCollapse )