Entries by tag: А.С. Ермолов

[sticky post]Моё «собрание сочинений»
pyhalov
Ко мне уже неоднократно обращаются с просьбой составить список вышедших книг. Такая необходимость и вправду назрела. Особенно если учесть, что ряд из этих книг был переиздан под другими названиями.

То, что мои книги востребованы читателями и их тиражи полностью раскупаются, достаточно очевидно — все они (за исключением «Реванша Сталина») были переизданы, некоторые по многу раз. Но оптовикам этого мало. Они хотят получить максимум прибыли в кратчайший срок и с минимумом усилий. Поэтому очень неохотно берут переиздания старых книг.

Чтобы обмануть оптовиков, издательство взяло привычку переиздавать мои книги под новыми названиями. С одной стороны, благодаря этому книги попадают на прилавок. С другой, кто-то из читателей может по ошибке купить дубль уже имеющейся у него книги. Чтобы избежать таких досадных ситуаций, и составлен этот список:

Read more...Collapse )

Таким образом, в настоящий момент моё «собрание сочинений» выглядит так:
Read more...Collapse )

Книги, написанные в соавторстве
Read more...Collapse )

Сборники
Read more...Collapse )

По поводу электронных версий и скачивания. Согласно договорам с издательствами, выкладывать электронные версии своих книг в свободный доступ я не имею права. Однако нашлись доброхоты, которые это уже сделали — все перечисленные выше книги можно найти в Интернете. Если кто-то их отыщет и скачает, я совершенно не возражаю.

Если кто-нибудь вдруг захочет поддержать меня материально, я тоже не возражаю:

Яндекс-кошелёк 41001650847613
WebMoney R336976266703

Ермолов о вывозе пшеницы
pyhalov
Некоторое время назад я уже цитировал здесь мнение будущего министра земледелия А.С.Ермолова от так называемых «справных хозяевах»: http://pyhalov.livejournal.com/4331.html

А вот выдержка из другой его работы:

В отношении вывоза пшеницы мы еще до половины 70-х годов стояли впереди Америки, но уже начиная с 1874 г. стали все более и более отходить на второй план, и в настоящее время наш отпуск составляет едва 3/5, американского. Правда, в самые последние годы замечается опять как бы некоторый поворот в нашу пользу, вследствие довольно значительного ослабления вывоза пшеницы из Америки и, наоборот, усиления вывоза из России, но тем не менее едва ли этим обстоятельством можно увлекаться и строить на нем какие бы то ни было радужные надежды. Так, мы уже доказали, что Россия вывозит около 1/2 своего чистого сбора пшеницы. Америка же только около 1/3; за вычетом вывоза в Америке остается около 10 пудов пшеницы на душу населения, а в России едва 3 пуда (считая в том числе в обоих случаях и количество, потребное на посев); следовательно, Россия напрягает в отношении пшеницы свою вывозную способность гораздо более, чем Соединенные Штаты; потребность американского населения в пшенице, можно сказать, с избытком удовлетворена, между тем как у нас самое потребление пшеницы составляет еще в огромном большинстве случаев роскошь для населения. При таких условиях значительное увеличение вывоза пшеницы из России может иметь место лишь в двух случаях: при значительном возрастании площади земли под пшеницей и увеличении ее урожайности, к чему мы постепенно и идем, но это путь медленный и на нем мы, вероятно, всегда будем отставать от Америки, которая имеет пред нами в этом отношении множество преимуществ, в громадном протяжении рельсовых путей, прорезывающих ее из конца в конец, от океана до океана; в обилии нетронутых еще плугом плодородных земель, обращаемых под культуру по мере того, как колонизация проникает все далее на запад в глубь страны; в предприимчивости своего населения, в возможности применения самых усовершенствованных приемов культуры, в приливе дешевых, ищущих помещения капиталов, в интеллигенции рабочего класса и т.п. Другой случай, еще большее усиление вывоза за счет сокращения потребления пшеницы внутри страны или, другими словами, за счет ухудшения питания Русского народа. От этого случая нас Боже упаси, так как на этом пути мы будем идти не к богатству, а все к большему и большему обеднению, будем все более и более становиться в зависимость от иностранных государств, потребителей нашего недоступного нам самим хлеба, за который покупатели его на заграничном рынке будут давать нам тем менее денег, чем более мы будем предлагать ему на продажу не от своего избытка, но от своей бедности. Если бы даже наш вывоз при этих условиях возрос и вдвое против настоящего, это будет признаком только нашего разорения, это будет подневольная уступка за бесценок наиболее дорогих продуктов нашей почвы, расхищения производительных сил Русской земли и самая бесполезная растрата народного богатства и труда. Чем доходить до этой крайности, лучше примириться с существующим фактом первенства над нами Америки и заботиться не о том, чтобы, во что ни стало и ценой каких бы то ни было жертв, усиливать наш вывоз, но стремиться к тому, чтобы нашей в избытке производимой пшеницей кормить по дешевой цене не иностранцев, но наше собственное население, с тем чтобы впоследствии быть в состоянии бороться с Америкой и другими производительными странами уже при условиях более равных. В этом направлении нам, конечно, еще много остается сделать, но эта задача, без сомнения, важнее для России, нежели непосильная нам ныне конкуренция с Америкой и другими заатлантическими странами в деле поставки пшеницы на международный рынок, и она до некоторой степени определяет и тот путь, по которому в будущем должно идти экономическое развитие нашей страны.
(Ермолов А.С. Россия и её соперники на международном хлебном рынке // Ермолов А.С. Избранные труды. М.: Колос, 1995. С.120–121)

Этот текст был написан незадолго до голода 1891/1892 гг. К сожалению, из двух рассмотренных Ермоловым сценариев реализовался наихудший.

Царский министр о кулачестве
pyhalov
Приведённый ниже текст был опубликован в 1892 году. Его автор, Алексей Сергеевич Ермолов — отнюдь не революционер, два года спустя он станет министром земледелия и государственных имуществ.

VI
Пагубное влияние развития ростовщичества и кулачества в сельском быту


В тесной связи с вопросом о взыскании упадающих на крестьянское население казённых, земских и общественных сборов и, можно сказать, главным образом на почве этих взысканий, развилась страшная язва нашей сельской жизни, в конец её растлевающая и уносящая народное благосостояние, — это так называемые кулачество и ростовщичество. При той безотлагательной нужде в деньгах, которая является у крестьян, — для уплаты повинностей, для обзаведения после пожара, для покупки лошади после её покражи, или скотины после падежа, эти язвы находят самое широкое поле для своего развития. При существующих, установленных с самыми лучшими целями и, быть может, вполне необходимых ограничениях в отношении продажи за казённые и частные взыскания предметов первой потребности крестьянского хозяйства, а также и надельной земли, правильного, доступного крестьянам кредита не существует вовсе. Только сельский ростовщик, обеспечивающий себя громадными процентами, вознаграждающими его за частую потерю самого капитала, приходит ему на помощь в случаях такой крайней нужды, но эта помощь, конечно, дорого обходится тому, кто к ней раз обратился. Однажды задолжав такому ростовщику, крестьянин уже почти никогда не может выбраться из той петли, которою тот его опутывает и которая его большею частью доводит до полного разорения. Нередко крестьянин уже и пашет, и сеет, и хлеб собирает только для кулака. Известно, что помещику при взысканиях с крестьян, по исполнительным листам, за самовольный уход с работы, за невыполнение принятых на себя обязательств и т.п., в огромном большинстве случаев оказывается совершенно невозможным что-либо с них получить, — многие считают даже излишним обращаться в подобных случаях к суду. Но сельский ростовщик и без суда всегда с лихвою вернёт себе своё, не теми, так другими способами, не деньгами, так натурой, зерном, скотиной, землёй, работой и т.п.

Читать дальшеCollapse )

?

Log in

No account? Create an account