Entries by tag: Вышинский

[sticky post]Моё «собрание сочинений»
pyhalov
Ко мне уже неоднократно обращаются с просьбой составить список вышедших книг. Такая необходимость и вправду назрела. Особенно если учесть, что ряд из этих книг был переиздан под другими названиями.

То, что мои книги востребованы читателями и их тиражи полностью раскупаются, достаточно очевидно — все они (за исключением «Реванша Сталина») были переизданы, некоторые по многу раз. Но оптовикам этого мало. Они хотят получить максимум прибыли в кратчайший срок и с минимумом усилий. Поэтому очень неохотно берут переиздания старых книг.

Чтобы обмануть оптовиков, издательство взяло привычку переиздавать мои книги под новыми названиями. С одной стороны, благодаря этому книги попадают на прилавок. С другой, кто-то из читателей может по ошибке купить дубль уже имеющейся у него книги. Чтобы избежать таких досадных ситуаций, и составлен этот список:

Read more...Collapse )

Таким образом, в настоящий момент моё «собрание сочинений» выглядит так:
Read more...Collapse )

Книги, написанные в соавторстве
Read more...Collapse )

Сборники
Read more...Collapse )

По поводу электронных версий и скачивания. Согласно договорам с издательствами, выкладывать электронные версии своих книг в свободный доступ я не имею права. Однако нашлись доброхоты, которые это уже сделали — все перечисленные выше книги можно найти в Интернете. Если кто-то их отыщет и скачает, я совершенно не возражаю.

Если кто-нибудь вдруг захочет поддержать меня материально, я тоже не возражаю:

Яндекс-кошелёк 41001650847613
WebMoney R336976266703

21-я передача из цикла «Эпоха Сталина»
pyhalov
О фразах, приписываемых Сталину



Предыдущие передачи:

Выпуск 1. О масштабах «сталинских репрессий»

Выпуск 2. О количестве заключённых до и после войны

Выпуск 3. О раскулачивании в 30-е годы

Выпуск 4. О масштабах раскулачивания

Выпуск 5. «Закон о трёх колосках»

Выпуск 6. О депортации народов

Выпуск 7. Депортация крымских татар

Выпуск 8. Депортация чеченцев и ингушей

Выпуск 9. О причинах сталинских репрессий

Выпуск 10. О невиновности репрессированных

Выпуск 11. Реабилитация незаконно репрессированных

Выпуск 12. За что арестовали Л.Д.Ландау?

Выпуск 13. Вели Ибраимов: история осуждения и реабилитации

Выпуск 14. Примеры ликвидации и реабилитации «ежовщины»

Выпуск 15. Дело братьев Старостиных

Выпуск 16. Дела известных артистов

Выпуск 17. О репрессиях в отношении иностранных граждан

Выпуск 18. Повторно репрессированные

Выпуск 19. Постановление ЦИК СССР от 7.04.1935

Выпуск 20. О мифах про сроки за анекдот и опоздание на работу

Сайт Ленинградского интернет-телевидения: http://www.len.ru

«Закон о пяти колосках»
pyhalov
Одним из проявлений сталинской репрессивной политики на селе считается вышедшее 7 августа 1932 года постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», часто именуемое в публицистической литературе «Законом о пяти колосках».

Имелись ли какие-то рациональные основания для принятия этого постановления?

Тогдашнее советское законодательство отличалось крайней мягкостью по отношению к уголовникам. Даже за умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами полагалось не более 10 лет лишения свободы [11, с. 70]. Наказания же за кражи были почти символическими. Тайное хищение чужого имущества, совершённое без применения каких-либо технических средств, в первый раз и без сговора с другими лицами, влекло за собой лишение свободы или принудительные работы на срок до трёх месяцев.

...

Разумеется, столь мягкие приговоры не пугали любителей чужого добра: «Сами воры вызывающе заявляли: “Вы вновь встретитесь со мной через год. Больше вы мне дать не можете”. Один судья рассказал, что некий закоренелый вор, задержанный за совершение одной кражи, признался в совершении за последние месяцы ещё четырёх краж. Когда его спросили о причине сделанного им признания, он заявил, что в любом случае ему присудят только один год!» [10, с. 396]

Впрочем, до поры до времени сверхгуманность советских законов компенсировалась неформальными способами. Составлявшие большинство населения крестьяне испокон веков привыкли защищать своё имущество, не прибегая к помощи официального правосудия.

Однако в результате коллективизации образовался обширный массив общественной собственности. Общее – значит ничьё. Новоиспечённые колхозники, ревностно защищавшие своё имущество, как правило, не горели желанием столь же рьяно заботиться о колхозном добре. Мало того, многие из них и сами норовили украсть то, что плохо лежит.

...


Разумеется, воровство должно караться. Однако меры наказания, предусмотренные Постановлением от 7 августа 1932 г., выглядят чрезмерно суровыми (сам Сталин в цитированном выше письме назвал их «драконовскими»). Если исходить из буквы Постановления, основной мерой наказания за хищение грузов на транспорте, равно как и за хищение (воровство) колхозного и кооперативного имущества должен был стать расстрел с конфискацией имущества, и лишь при наличии смягчающих обстоятельств – 10 лет заключения [7].

Как же обстояло дело на практике? Итоги применения закона с момента его издания по 1 января 1933 г. по РСФСР выглядят следующим образом: к высшей мере было приговорено 3,5% осуждённых, к 10 годам лишения свободы – 60,3%, и ниже 36,2% [1, с. 2]. Из числа последних 80% осуждённых получили приговоры, не связанные с лишением свободы [10, с. 111].

Следует отметить, что далеко не все приговоры к высшей мере приводились в исполнение: к 1 января 1933 г. общие суды в РСФСР вынесли 2686 смертных приговоров по Постановлению от 7 августа. Кроме того, на РСФСР приходится изрядная часть приговоров, вынесенных линейными транспортными судами (812 смертных приговоров в целом по СССР) и военными трибуналами (208 приговоров по СССР) [10, с. 139]. Однако Верховный суд РСФСР пересмотрел почти половину этих приговоров. Ещё больше оправданий вынес Президиум ЦИК. По данным наркома юстиции РСФСР Н.В. Крыленко, на 1 января 1933 г. общее количество людей, казнённых по закону от 7 августа на территории РСФСР, не превысило тысячи человек [10, с. 112].

...

Кто же попадал под карающую длань Закона от 7 августа? «Три крестьянина, из коих двое по данным обвинительного заключения, кулаки, а по представленным им справкам – не кулаки, а середняки – взяли на целые сутки колхозную лодку и уехали на рыбную ловлю. И за это самовольное пользование колхозной лодкой применили декрет 7 августа, присудили к очень серьёзной мере наказания. Или другой случай, когда по декрету 7 августа была осуждена целая семья за то, что занималась ужением рыбы из реки, протекавшей мимо колхоза. Или третий случай, когда один парень был осуждён по декрету 7 августа за то, что он ночью, как говорится в приговоре, баловался в овине с девушками и причинил этим беспокойство колхозному поросёнку. Мудрый судья знал, конечно, что колхозный поросёнок является частью колхозной собственности, а колхозная собственность священна и неприкосновенна. Следовательно, рассудил этот мудрец, нужно применить декрет 7 августа и осудить “за беспокойство” к 10 годам лишения свободы.

Мы имеем приговоры с очень серьёзными мерами социальной защиты за то, что кто-то ударил камнем колхозного поросёнка (опять-таки поросёнок), причинил ему некоторое телесное повреждение: применён декрет 7 августа как за посягательство на общественную собственность» [3, с. 102–103].

Эти факты приводит в своей брошюре знаменитый сталинский прокурор А.Я. Вышинский. Однако тут же делает важное добавление: «Правда, эти приговоры неуклонно отменяются, сами судьи неуклонно со своих должностей снимаются, но всё-таки это характеризует уровень политического понимания, политический кругозор тех людей, которые могут выносить такого рода приговоры» [3, с. 103].

Прочитать статью целиком можно вот здесь:
http://www.terrahumana.ru/arhiv/11_04/11_04_20.pdf

Её расширенный и менее академичный вариант вошёл в мою книгу «Клевета на Сталина. Факты против лжи о Вожде» в качестве 9-й главы

«Жертва сталинских репрессий»
pyhalov
Народный суд Воздвиженского участка Горьковского края привлекает к ответственности за срыв сельхозкампании одного из руководителей сельсовета:

«Напившись пьяным 21 ноября, Зеленов пошёл в дом Дурасовой Ирины, где на квартире находилась гр. Сучкова. Зеленов, войдя в комнату Дурасовой, лёг с лежавшей Сучковой на кровать и стал её ломать с расчётом сделать половое общение, но последняя оказала сопротивление. Обвиняемый Зеленов ночью 4 декабря в 4 часа утра обратно стучался к Дурасовой, но последняя его не пустила. В силу этого обстоятельства получился прорыв в хозполиткампаниях. Хлебозаготовки выполнены на 42%, а финплан на 22%».
(Акулов И.А., Вышинский А.Я. За перестройку и улучшение работы суда и прокуратуры. М.: Сов. законодательство, 1934. С.8)

Сталин и техника безопасности
pyhalov
Сбросив коммунистическое иго, освобождённая Россия избавилась и от таких пережитков тоталитаризма, как правила техники безопасности. Сегодня эффективным собственникам безнаказанно сходит с рук практически любая авария.

Однако в мрачные годы репрессий дело обстояло иначе. Хотя во всех авариях (а также природных катастрофах и стихийных бедствиях) был виновен лично Сталин: «В соответствии с духом пункта 9 помните, что Сталин был всемогущим существом, возможно, воплощением индусского бога Вишну, который имел полное представление обо всём происходящем в Советском Союзе и полную власть над любым происшествием, которое имело место в 1924–1953 гг.», — сталинские опричники искали виноватых на предприятиях:

Вина за аварии была переложена с плеч политических руководителей (например, самого Сталина) на плечи работников промышленных предприятий.

В начале и середине 30-х годов любая крупная авария в СССР, в результате которой имелись человеческие жертвы, обычно давала повод для возбуждения уголовного дела.
(Соломон П. Советская юстиция при Сталине / Пер. с англ. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1998. С.132)

Мало того, вместо «стрелочников» подручные кровавого тирана так и норовили осудить начальников:

При укладке плиты карниза на возводимом здании школы рабочий-каменщик из-за большого выступа карниза был вынужден стать (для удобства работы) на стену возводимого здания.

Под давлением тяжести тела рабочего плита карниза обрушилась. Рабочий упал вместе с карнизом с высоты четвёртого этажа и погиб.

Приступив к расследованию дела, следователь установил, что рабочий встал на ещё не закреплённую плиту карниза, что погибший являлся старым опытным каменщиком, хорошо знавшим правила техники безопасности. Получив такого рода данные, следователь пришёл к заключению, что виновником происшествия является сам погибший каменщик. Дело было прекращено.

Прекращение этого дела являлось неправильным; ошибка следователя обусловливалась тем, что он совершенно неправильно определил те нарушения, которые фактически имели место в данном случае и в результате которых погиб каменщик.

Следователь не должен был ограничиваться выявлением только тех нарушений, которые допустил сам каменщик, следователь обязан был исследовать и все те обстоятельства, которые касались условий работы погибшего, и определить всю совокупность нарушений. Если бы он это сделал, то было бы установлено, что нарушение, допущенное каменщиком, было обусловлено целым рядом гораздо более серьёзных нарушений, допущенных руководителями строительства.

Следователь установил бы, что:
а) каменщику не было предоставлено нормально организованное рабочее место, в силу чего он был вынужден работать стоя на стене, этим самым был поставлен в опасные для него условия работы;
б) по характеру работ и в соответствии с требованиями правил техники безопасности технический руководитель строительства обязан был предусмотреть устройство выносных лесов с удобными площадками, ограждениями, перилами и бортовой доской;
в) укладка плит как с настила, так и выносных лесов должна была производиться двумя рабочими одновременно, а не одним, как это было в данном случае;
г) анкеровка (закрепление) карниза была проведена неправильно (анкеровка и закрепление карниза не соответствуют проекту);
д) размерность и профиль карниза не соответствовали проекту;
е) способ подачи материала для укладки карниза не соответствовал проекту организации работ.

Установив все эти моменты, следователь, естественно, не прекратил бы дела, так как для него было бы ясно, что погибший каменщик был поставлен администрацией строительства в чрезвычайно опасные условия работы. Задача следователя в данном случае заключалась бы в том, чтобы определить, чем именно вызваны нарушения правил безопасности со стороны руководителя стройки: преступной халатностью или умыслом, и, в таком случае, с какими целями — контрреволюционными или иными.

Ещё один пример.

В одной из шахт Черемховского угольного бассейна произошёл обвал.

Получив заключение горной инспекции, осмотрев место происшествия, опросив ряд свидетелей, следователь установил, что причиной обвала явилось несоответствие крепления установленному проекту. Установив это, следователь пришёл к заключению, что за обвал должны нести ответственность десятники, допустившие отступление от установленных правил крепления.

На суде обвиняемые заявили, что они, действительно, допустили отступления от установленных правил крепления, но что эти отступления были вынужденными. Они заявили, что им систематически недодавался крепёжный материал, а часть выдаваемого материала была негодной, что они неоднократно ставили об этом вопрос перед начальником участка и шахты. Дело было направлено к доследованию. На основании изучения бухгалтерских материалов и документов о движении крепёжного леса следователь установил, что отпуск крепёжного материала по сравнению с потребностью в нём был занижен. Количество же фактически израсходованного крепёжного материала соответствует количеству отпущенного материала. Помимо этого, следователь установил, что значительная часть крепёжного материала действительно не была пригодной. Подтвердилось также и то, что десятники неоднократно ставили вопрос перед администрацией шахты о том, что им недодают крепёжный материал.

Следователь пришёл к заключению, что нарушение правил техники безопасности, выражавшееся в неправильном креплении, явилось лишь производной причиной от другого нарушения, заключавшегося в том, что на участках, где произошёл обвал, недодавался крепёжный материал и что часть выдаваемого для крепления материала была для этой цели непригодной. В результате доследования к уголовной ответственности был привлечён начальник шахты.
(Расследование дел о вредительских и диверсионных актах, совершаемых при помощи и под видом нарушения правил техники безопасности, а также дел об иных преступлениях, связанных с нарушением правил техники безопасности. Пособие для следователей / Под редакцией А.Я. Вышинского. М.: Юридическое издательство НКЮ Союза ССР, 1937. С.13–15)

?

Log in

No account? Create an account