Entries by tag: русско-японская война

[sticky post]Моё «собрание сочинений»
pyhalov
Ко мне уже неоднократно обращаются с просьбой составить список вышедших книг. Такая необходимость и вправду назрела. Особенно если учесть, что ряд из этих книг был переиздан под другими названиями.

То, что мои книги востребованы читателями и их тиражи полностью раскупаются, достаточно очевидно — все они (за исключением «Реванша Сталина») были переизданы, некоторые по многу раз. Но оптовикам этого мало. Они хотят получить максимум прибыли в кратчайший срок и с минимумом усилий. Поэтому очень неохотно берут переиздания старых книг.

Чтобы обмануть оптовиков, издательство взяло привычку переиздавать мои книги под новыми названиями. С одной стороны, благодаря этому книги попадают на прилавок. С другой, кто-то из читателей может по ошибке купить дубль уже имеющейся у него книги. Чтобы избежать таких досадных ситуаций, и составлен этот список:

Read more...Collapse )

Таким образом, в настоящий момент моё «собрание сочинений» выглядит так:
Read more...Collapse )

Книги, написанные в соавторстве
Read more...Collapse )

Сборники
Read more...Collapse )

По поводу электронных версий и скачивания. Согласно договорам с издательствами, выкладывать электронные версии своих книг в свободный доступ я не имею права. Однако нашлись доброхоты, которые это уже сделали — все перечисленные выше книги можно найти в Интернете. Если кто-то их отыщет и скачает, я совершенно не возражаю.

Если кто-нибудь вдруг захочет поддержать меня материально, я тоже не возражаю:

Яндекс-кошелёк 41001650847613
WebMoney R336976266703

Последний шанс царского флота
pyhalov
Юрий Нерсесов
Последний шанс царского флота

Почему корабли Российской империи не смогли победить японскую эскадру в 1905 году


Российские адмиралы упустили единственную возможность выиграть решающее сражение Русско-японской войны 1904-1905 годов, не сумев воспользоваться тем, что наш минный заградитель «Амур» уничтожил два вражеских броненосца. Что бы случилось, если флотом командовал не несостоявшийся проповедник Вильгельм Витгефт, а энергичный и решительный вице-адмирал Степан Макаров, погибший в начале войны?

Первые три месяца Русско-японской войны стали для 1-й Тихоокеанской эскадры, стоящей в захваченной у Китая крепости Порт-Артур, бесконечной чередой катастроф. Из семи броненосцев, составляющих ее главную силу, «Цесаревич» и «Ретвизан» были выведены из строя внезапной торпедной атакой вражеских миноносцев, «Победу» латали после подрыва на мине, а «Севастополь» лишился одного из винтов после столкновения с «Пересветом». Подорвавшийся на минном заграждении и пошедший на дно «Петропавловск» ремонту не подлежал, как и разделивший его судьбу крейсер «Боярин».

Русскому флоту ни одного вражеского корабля потопить не удалось. Рапорт командира погибшего в корейском порту Чемульпо крейсера «Варяг» («крейсер "Такатихо" затонул в море. Миноносец затонул во время боя») не подтвердился. Все участвовавшие в бою японские миноносцы успешно дослужили до конца войны, а «Такатихо» погиб десять лет спустя, 17 октября 1914 года, при осаде германской крепости Циндао.

Особой потерей стала гибель на «Петропавловске» энергичного и решительного командующего эскадрой вице-адмирала Степана Макарова, занявшего этот пост вскоре после начала войны. «Вильгельм Карлович Витгефт был честнейшим и благонамереннейшим человеком, неутомимый работник, но, к сожалению, работа его всегда была бестолковой, — охарактеризовал его преемника адмирал Эссен, командовавший в Порт-Артуре броненосцем «Севастополь», — и всегда все его распоряжения вели ко всякого рода недоразумениям и даже несчастиям. В детстве, как он сам рассказывал, отец предназначал его к миссионерской деятельности, и, пожалуй, к этому он был бы более способен, чем к морской службе».

С Эссеном трудно не согласиться. Прошедшее в Порт-Артуре 26 января 1904 года совещание, посвященное мерам безопасности ввиду угрозы нападения японцев, контр-адмирал Витгефт, тогда возглавлявший штаб главнокомандующего флотом, завершил словами: «Господа, войны не будет». Меньше чем через час в борт «Ретвизана» влетела торпеда, а через два месяца несостоявшийся миссионер и неудачливый пророк возглавил 1-ю Тихоокеанскую эскадру и начал командование с предложения разоружить собственные корабли, передав часть артиллерии для обороны крепости с суши.

Статья целиком вот здесь

Куропаткин и пленные
pyhalov
Собрание сочинений В.Г. Короленко, упомянутое в предыдущей записи, понадобилось мне не просто так, а чтобы выверить следующую цитату:

Есть некоторые признаки, указывающие на то, что и сам генерал Куропаткин не прочь прикрыть свои неудачи как полководца, свалив их на плохие качества армии, которой ему пришлось командовать. Господин В.А. в газете «Слово» приводит ряд фактов несправедливого отношения генерала Куропаткина к нижним чинам и даже «массового оскорбления Куропаткиным людей, выполнявших свой долг, — недоверием, поспешными выговорами и приговорами...» Так, отрешив полковника Громова от командования 22 полком за отступление под Тюренченом, ранее, чем следствие выяснило обстоятельства, при которых оно совершилось, генерал Куропаткин распространил свое неудовольствие и на солдат этого полка. Натыкаясь на них среди раненых (!) при обходе санитарного поезда, он никому не дал креста и, говорят, иронически спрашивал: «А ты японцев видел?..»1

1 «Военный голос». Цит. из «Слова», 17 февр., № 386.
(Короленко В.Г. Возвращение генерала Куропаткина // Короленко В.Г. Собрание сочинений. В десяти томах. Т.9. Публицистика. М., 1955. С.702)

А собственно, с какой стати Куропаткин должен раздавать раненым Георгиевские кресты, тем более, после проигранного боя? Само по себе ранение вовсе не является подвигом. Оно может сопутствовать подвигу, например, если солдат закрыл собой командира от вражеской пули. Может быть получено от невезения или неумелости. А может быть и результатом проявленной трусости.

Продолжим цитату:

Можно было бы отнестись скептически к этому карикатурному разговору так приятно разъезжавшего в салон вагонах полководца с людьми, раненными на поле сражения, но, к сожалению, генерал Куропаткин уже перед самым отъездом из Манчжурии позаботился самолично и документально засвидетельствовать свое отношение к подчиненным. В одном из его последних приказов по 1 й манчжурской армии (от 2 февраля 1906 года) мы читаем между прочим:

В числе возвращающихся из плена в ряды вверенной мне армии господ офицеров и нижних чинов встречаются попавшие в плен не ранеными. — Предписываю во всех частях войск, куда прибыли пленные, произвести тщательные и подробные дознания об обстоятельствах их пленения и, в случае выяснения отсутствия уважительных причин к сдаче в плен, привлекать их к ответственности по 262 или 263 ст. XXII кн. с. в. п. изд. 3.
Подписал: командующий армией
генерал адъютант Куропаткин1.

Итак, все без исключения офицеры и нижние чины, пережившие горечь плена и взятые, конечно, не в салон вагонах, а на полях сражений, если только они не ранены, объявляются огульно заподозренными в позорной и беспричинной сдаче... Все бесправие и отсутствие уважения к низшим, весь произвол и безграничное самодурство высших, разъедающие нашу армию, сказались в этом коротком приказе генерала, который, вероятно, полагает, что сам он менее всех ответствен за расстройство и деморализацию русской армии, подготовленные годами его собственного высшего управления.

1 «Слово», 15 февр., № 402.
(Там же. С.702–703)

В качестве комментария к этим либеральным завываниям Владимира Галактионовича процитирую один из своих текстов:

Read more...Collapse )

Обличители сталинизма уверяют нас, будто во время Великой Отечественной войны освобождённые советские военнопленные прямиком направлялись в Гулаг. Обычно это сопровождается велеречивыми рассуждениями, дескать, а вот раньше, при царях, пленных считали героями.

Это двойное враньё. И советские пленные в подавляющем большинстве репрессиям не подвергались. И по дореволюционным уставам сдача в плен каралась смертной казнью.

На самом деле вопрос об отношении к пленным хорошо высвечивает разницу между нормальной и либеральной логикой.

По логике нормальных людей общее благо выше блага отдельной личности. Военнослужащий должен сражаться до конца, потому что жертвуя своей жизнью, он спасает жизни товарищей и приближает общую победу. Сдача же в плен «по умолчанию» — поступок позорный. Который, впрочем, может быть оправдан, если при расследовании выяснятся смягчающие обстоятельства: ранение, исчерпание всех возможностей продолжать сопротивление и т.п.

По логике либералов с их «приматом личности над обществом», главной ценностью является спасение собственной шкуры, даже если при этом пострадают другие. Разумеется, трус и шкурник вызывает у этой публики понимание и сочувствие. Они ведь и сами в случае опасности поступят точно так же.

Приключения поляков в Канаде
pyhalov
Пытаясь подробнее разобраться в деталях сотрудничества будущего «начальника Польского государства» Юзефа Пилсудского с японской разведкой во время русско-японской войны 1904–1905 гг., наткнулся на прекрасное:

30 июля 1904 года Пилсудский и Филипович отплыли на небольшом торговом судне «Тартар» из Йокогамы в Канаду. 13 августа они были в порту Виктория, где с ними произошёл ещё один курьёзный случай. Пока они искали, где в этом городе можно было поесть мороженого, судно отплыло, увозя их вещи и деньги. Пришлось догонять его на другом корабле.
(Матвеев Г.Ф. Пилсудский. М., 2008. С.85)

«Мы их образАми, а они нас пулями»
pyhalov
Когда началась война, то его величество весь 1904 г. все время ездил напутствовать войска, отправляемые на Дальний Восток. Так, в начале мая государь с этой целью ездил в Белгород, Полтаву, Тулу, Москву, затем в июне в Коломну, Пензу, Сызрань и другие города. В сентябре в Одессу, Ромны и другие места на западе. В сентябре ездил также в Ревель для осмотра наших некоторых судов. Затем в октябре в Сувалки, Витебск и другие города. Наконец, в декабре в Бирзулу, Жмеринку и другие южные города.

Все эти поездки имели целью напутствования войск и новобранцев, следовавших на Дальний Восток, причем его величество и ее величество раздавали войскам образа, и между прочим, образ Серафима Саровского.

А так как в течение всего этого года, так и 1905 г., мы все время на театре военных действий терпели поражения самый жестокие, то это и дало повод генералу Драгомирову сказать злую шутку, которая затем распространилась по России. Он сказал: «вот мы японцев все хотим бить образами наших святых, а они нас лупят ядрами и бомбами, мы их образами, а они нас пулями».
(Витте С.Ю. Воспоминания. Царствование Николая II. Т.1. 2-е изд. Л., 1924. С.244)

Судя по http://pyhalov.livejournal.com/113709.html , этот кусочек России-которую-мы-потеряли тоже благополучно найден

Ещё из жизни «потерянной России»
pyhalov
Каждому приятно быть «вась-сиясем»!

Особенно много их появилось в Москве после японской войны. Это были поставщики на армию и их благодетели — интенданты. Их постепенный рост наблюдали приказчики магазина Елисеева, а в «Эрмитаж» они явились уже «вась-сиясями».

Был такой перед японской войной толстый штабс-капитан, произведенный лихачами от Страстного сперва в полковника, а потом лихачами от «Эрмитажа» в «вась-сиясь», хотя на погонах имелись все те же штабс-капитанские четыре звездочки и одна полоска. А до этого штабс-капитан ходил только пешком или таскался с ипподрома за пятак на конке. Потом он попал в какую-то комиссию и стал освобождать богатых людей от дальних путешествий на войну, а то и совсем от солдатской шинели, а его писарь, полуграмотный солдат, снимал дачу под Москвой для своей любовницы.

— Вась-сиясь! С Иваном! Вась-сиясь, с Федором! — встречали его лихачи у подъезда «Эрмитажа».

Худенькие офицерики в немодных шинельках бегали на скачки и бега, играли в складчину, понтировали пешедралом с ипподромов, проиграв последнюю красненькую, торговались в Охотном при покупке фруктов, колбасы, и вдруг...

Японская война!

Ожили!

Стали сперва заходить к Елисееву, покупать вареную колбасу, яблоки... Потом икру... Мармелад и портвейн №137. В магазине Елисеева наблюдательные приказчики примечали, как полнели, добрели и росли их интендантские покупатели.

На извозчиках подъезжать стали. Потом на лихачах, а потом в своих экипажах...

— Э... Э... А?.. Пришлите по этой записке мне... и добавьте, что найдете нужным... И счет. Знаете?..— гудел начальственно «низким басом и запускал в небеса ананасом»...

А потом ехал в «Эрмитаж», где уже сделался завсегдатаем вместе с десятками таких же, как он, «вась-сиясей», и мундирных и штатских.

Но многих из них «Эрмитаж» и лихачи «на ноги поставили»!

«Природное» барство проелось в «Эрмитаже», и выскочкам такую марку удержать было трудно, да и доходы с войной прекратились, а барские замашки остались. Чтоб прокатиться на лихаче от «Эрмитажа» до «Яра» да там, после эрмитажных деликатесов, поужинать с цыганками, венгерками и хористками Анны Захаровны — ежели кто по рубашечной части,— надо тысячи три солдат полураздеть: нитки гнилые, бухарка, рубаха-недомерок...

А ежели кто по шапочной части — тысячи две папах на вершок поменьше да на старой пакле вместо ватной подкладки надо построить.

А ежели кто по сапожной, так за одну поездку на лихаче десятки солдат в походе ноги потрут да ревматизм навечно приобретут.

И ходили солдаты полураздетые, в протухлых, плешивых полушубках, в то время как интендантские «вась-сияси» «на шепоте дутом» с крашеными дульцинеями по «Ярам» ездили... За счет полушубков ротонды собольи покупали им и котиковые манто.

И кушали господа интендантские «вась-сияси» деликатесы заграничные, а в армию шла мука с червями.

(Гиляровский В.А. Москва и москвичи // Гиляровский В.А. Сочинения в четырёх томах Т.4 / Сост. и прим. Б.И. Есина. — М.: Правда, 1989. — С.151–152)

Не царское дело?
pyhalov
Какие вопросы должен решать глава государства во время войны?

Апреля 20. Высочайшее повеление, объявленное Военным Министром (Собр. Узак. 1905 г. Июня 13, отд.I, ст.840). — О разрешении дежурным военным Врачам и Ветеринарам, при исследовании больных людей и лошадей, снимать шашку.

Государь Император, 20 апреля 1904 года, Высочайше повелеть соизволил на разрешение дежурным военным Врачам и Ветеринарам снимать шашку во время исследования больных людей и лошадей и при подаче таковым первоначальной помощи.

О сём Военный Министр 15 Февраля 1905 года донёс Правительствующему Сенату, для распубликования.
(Полное собрание законов Российской Империи. Собрание третье. Том XXIV. 1904. Отделение I. СПб., 1907. С.383)


В связи с изучением опыта и его использования как курь­ёзным анекдотом звучит приказ Куропаткина №186 от 27 апреля: «Военный Министр телеграммой... уведомил меня, что высочайше разрешено казачьим частям вверен­ной мне армии производить сомкнутые атаки не только с гиканьем, но и с криком ура»*.

* ЦВИА, ф.ВУА, д. №29403, ч.1, л.212.
(Сорокин А.И. Русско-японская война 1904-1905. М., 1956. С.123)

?

Log in

No account? Create an account